26 апреля 2017, 07:04



Женщина в национальной истории и культуре: созидательная роль и вдохновляющий образ в наследии и традициях современного общества

05.03.2016

Туркменская женщина во все времена не только восхищала и вдохновляла мужчин, но и наравне с ними вершила историю своего народа, создавала непревзойденные шедевры искусства, не забывая о своей высокой миссии хранительницы домашнего очага и мудрой наставницы детей. На территории Туркменистана с V тыс. до н.э. поклонялись великой богине-матери, богине земли, плодородия и домашнего очага, о чем свидетельствуют тысячи женских статуэток, обнаруженных археологами по всей стране. Культ женских божеств оставил глубокий след в исторической памяти, менталитете, культуре и традициях туркменского народа. Легенды и предания рассказывают о женщинах - воительницах, мудрых правительницах, которые, находясь во главе государства, проявляли незаурядное мужество и талант в ратных и мирных делах, создании ими городов и крепостей.

В книге известного туркменского ученого О. Гундогдыева «Исторический портрет туркменской женщины» говорится, что с женщинами связаны названия таких общезначимых для человеческой цивилизации памятников, как Ниса – родовое гнездо парфянских царей, Куняургенч – столица империи Хорезмшахов и древний Мерв – столица государства Сельджуков, а также других историко-культурных объектов Туркменистана: Тоголок-депе, Большая и Малая Гыз-кала, мавзолеи Тюрабег-ханым и Гыз-биби, караван-сарай Дая-хатын. Среди таких святынь – мавзолей Парав-биби, которая, согласно легенде, была отважной женщиной, боровшейся с врагами.


«В любом уголке Туркменистана найдутся люди, которые могут рассказать какую-нибудь легенду о святой женщине или прекрасной девушке, – писал ученый. – По всей стране располагаются крепости, в которых, якобы, храбрые девушки бились с врагами. Такие крепости находятся на территории Марыйского, Дашогузского, Лебапского велаятов, в Ахале. Это, например, позднесредневековые крепости под названием Гызлар-кала в фирюзинском ущелье и южнее селения Гяурс. Своими мотивами эти легенды очень тесно перекликаются с амазонскими сказаниями».

Древние историки рассказали миру о великих женщинах тех племен, с которыми связаны самые ранние пласты сложного этногенеза туркменского народа. Из труда «отца истории» Геродота известно о Томирис (Тумар), легендарной царице предков туркмен – массагетов, обитавших на правом берегу реки Узбой. Полководческий талант Томирис и ее необыкновенная воля к победе по достоинству были оценены современниками и потомками. По свидетельству Ксенофонта, после пленения Киром II, царя саков Аморга, его жена Спаретра собрала войско и, выведя в бой триста тысяч мужчин и двести тысяч женщин, победила Кира.

История и фольклор донесли до нас сведения об отважной царице саков Зарине – жене царя Кидрея. Широко известна и легенда о подвиге Родогуны – дочери парфянского царя Митридата I, чья великолепная мраморная статуя, обнаруженная в Нисе, украшает коллекцию Национального музея Туркменистана. Немало женщин-правительниц и воительниц, вошедших в историю благодаря своей мудрости, мужеству и высокому авторитету, было и в другие времена. Например, Гульджемал-хан – мервская ханша, которая после смерти в 1880 году мужа, хана Ахалского оазиса Нурберды, играла большую политическую роль среди текинцев Мерва.

О высоком социальном статусе не только таких известных исторических личностей, но и обычных туркменок того периода писал историк Н.Латкин, который в 1885 году отмечал: «текинская женщина – не раба своего мужа, как в других частях мусульманской Азии, а полноправная гражданка, имеющая наравне с мужем гражданские и политические права. Она не скрывает своего лица покрывалом (чадрой). Влияние ее не только в семье, но и в общественных делах немаловажно: мнение ее выслушивается наравне с другими. В этом отношении туркмены ушли вперед сравнительно со всеми народами Азии и даже Европы».


Через сто с лишним лет, другой российский ученый - востоковед М. Морозова, после посещения Туркменистана писала: «О туркменских женщинах следует сказать особо. Они покоряют своей неповторимой красотой, яркими национальными нарядами, гордой осанкой – и все это при необходимости выполнения воистину непомерных обязанностей по поддержанию большой семьи, воспитанию детей, уважительного отношения к мужу и родителям, помимо несения трудоемких производственных нагрузок вне дома - в поле, на фабрике, в системе образования и медицины, на государственной службе. Именно туркменская женщина, на мой взгляд, является украшением туркменской нации, а заслуга (можно сказать, восточная мудрость) остальной части населения, равно как и нынешней государственной власти в уважительном отношении к женщине, а через нее - в бережном и заботливом отношении буквально к каждой рядовой туркменской семье».

О незримой культурно-генетической связи современных туркменок со своими древними прародительницами говорит их одежда, которая, по мнению ученых-археологов, «доныне сохраняет облик, поразительно близкий к одежде хеттских цариц и богинь на древних рельефах», а также ювелирные украшения и головные уборы.

Сквозь века туркменки пронесли филигранное искусство ковроткачества, кошмоваляния, национальной вышивки, в которых проявляются их художественный талант, неистощимая фантазия и тонкий вкус. Более того, они творчески осваивали и те ремесла, которые традиционно считались мужскими, в частности, ювелирное мастерство, требовавшее особых навыков работы с металлом. Сегодня украшения, созданные, например, женщиной-ювелиром Огулгерек Мурадовой, отличаются от традиционных образцов изысканной гаммой голубых и зелёных оттенков, от насыщенных сочных тонов до нежно-светлых.

Не только в ремеслах, но и в поэзии, музыке, в других видах творчества создавали и создают выдающиеся произведения туркменские женщины. Так, поэтические традиции туркменских поэтесс XVIII -XIX веков Ораз-Менгли, Ак-Менгли, Сахиб продолжают наши современницы. Особую роль сыграли женщины в развитии музыкальной культуры туркменского народа – от самых древних ее жанров до современного оперного искусства.


В прошлом году в интернет-комментариях по поводу утверждения Государственной программы сбора, исследования и сохранения национального нематериального культурного наследия на 2015-2020 годы одна из участниц дискуссии написала: «Я всего один раз слышала туркменскую колыбельную песню, которую пела ребенку женщина из сельской глубинки. До сих пор помню ощущение какого-то древнего колдовства, какой-то народной магии. Заснул не только ребенок, но и все взрослые в больничной палате. Думаю, что именно такие нематериальные ценности в первую очередь нуждаются в охране». Очевидно, речь идет о хувди – широко известном жанре народного музыкального творчества. Женщины и сами создавали музыку, и вдохновляли профессиональных композиторов на создание музыкальных произведений таких, как оперы «Айна» Дангатара Овезова, «Сона» Амана Агаджикова, «Абадан» Ашыра Кулиева.

Народные предания и легенды о выдающихся способностях туркменских женщин в пении и игре на дутаре, в которых они нередко превосходили знаменитых исполнителей-мужчин, подтверждали известные музыковеды, в частности, В.Беляев. Легендарным женщинам-бахши посвящены такие произведения, как поэма Керима Курбаннепесова «Состязание» или рассказ Османа Оде «Тринадцатый лад».

Связь между талантом непревзойденных туркменских ковровщиц и искусным исполнением туркменской музыки на дутаре тонко подмечена в книге Президента Гурбангулы Бердымухамедова «Бахши – предвестники народного счастья»: «Подвязывание тысяч узелков, формирующих изысканный орнамент ковра, сродни равномерному чередованию мелодических и ритмических элементов, составляющих музыкальную ткань дутарных сазов».

Среди тех, кто продолжил искусство легендарных женщин-бахши, в этой книге названы Нурджемал Адыева (1917-2004), Сульгун Меретгельдиева (1920-2002), Акджегул Мырадова (1924-2004) – одна из первых женщин-исполнительниц дестанов, Набат Нурмухамедова (1926-1992) и продолжающие их искусство наши современницы –лауреат Международной премии имени Махтумкули Аннаджемал Нурмухамедова, народная артистка Турк­менистана Ляле Бегназарова, Шемшат Ходжаева. Это им посвящены строки из книги лидера нации: «Отрадно, что на национальных теле- и радиоканалах «Туркмен овазы», «Мирас» и «Оваз» наравне с юношами активно выступают представительницы прекрасного пола, с блеском исполняющие сложнейшие образцы народной музыки».


Вся классическая туркменская литература и поэзия буквально наполнена любовью и преклонением перед прекрасной половиной общества. Цикл лирических стихов Махтумкули о Менгли, творчество «падишаха любви» Молланепеса представляют собой блестящие образцы поэзии национальных гениев, которых вдохновляли женщины.

Отношение к женщине нашло отражение также в туркменских пословицах и поговорках – в этой энциклопедии народной мудрости. Подчеркивая, что женщина есть начало всех начал, туркмены говорят: «Bolduran hem aýal, güldüren hem aýal» («И родившая всех - женщина, и обрадовавшая –женщина»). «Без жены нет счастья, без сына – благополучия», «Хорошая дочь следует примеру матери», «Без отца остался - плачь день, без матери - плачь до седин» - эти и многие другие туркменские пословицы и поговорки говорят о семейных ценностях, о роли и значении женщины, особенно матери.

Созданные народом и передававшиеся из поколения в поколение притчи о материнском сердце, о чудодейственной силе материнской молитвы сформировали у туркмен почтительное и трепетное отношение к матери, которую даже в разговорной речи нередко называют своей святыней.

Огульгозель РЕДЖЕПОВА,
доктор философских наук.
Фото Сулеймана ЧАРЫЕВА