29 марта 2017, 16:15



К 105-летию композитора Данатара Овезова воспитанники музыкальной школы, носящей его имя, подготовили концертную программу

21.05.2016

В Большом зале Туркменской национальной консерватории состоялся концерт, посвященный 105-летию со дня рождения одного из основателей туркменской профессиональной музыки - композитора Данатара Овезова. Учащиеся каждого отделения и каждого творческого коллектива Туркменской государственной специальной музыкальной школы им. Данатара Овезова при ТНК подготовили свои номера для этого концерта, в программу которого вошли также сочинения композиторов нового поколения. Кроме того, из наследия мэтра были исполнены ариозо Шасенем из оперы «Шасенем и Гариб» и произведение «Лейла», партию фортепиано в котором сыграла его дочь - Айна Данатаровна Овезова.


… Поначалу судьба сурово отнеслась к одаренному музыкальным талантом мальчику. Рано осиротев, ему пришлось пойти в пастухи. Проведя своего избранника через горечь и трудности, впоследствии судьба сторицей вознаграждает его. 1923 год внес крутые изменения в жизнь подростка. Его и двух сестер определяют в Марыйский детский дом, где педагоги, заметив тяготение мальчика к музыке, направляют его в Туркменский техникум просвещения в Ташкенте.

Самодеятельный духовой оркестр при техникуме стал его первой музыкальной школой. Эта была именно та творческая среда, к которой он стремился всю свою сознательную жизнь. С юношеским задором Данатар Овезов буквально набрасывается на изучение музыкальной грамоты, учится играть на трубе и даже пробует сам писать музыку. Первое его сочинение – «Туркменский марш» для духового оркестра. Отлично получаются у него и аранжировки для духового оркестра популярных в народе мелодий «Пиала», «Сен-сен», «Бибиджан» и других.

В 1935 году Данатар Овезов пишет свое первое крупное сочинение – трехчастную сюиту «Мои впечатления». Два года - с 1938 по 1940 – Данатар Овезов работает в оркестре музыкально-драматического театра в Ашхабаде. Он знакомится с оперным искусством азербайджанских, русских и европейских классиков и, конечно же, тут же загорается мечтой о создании туркменской оперы.


В 1940 году он поступает в Ленинградскую консерваторию, чтобы получить недостающие знания для осуществления своих творческих планов. Однако начавшаяся война прерывает его учебу, и он возвращается в Ашхабад работать дирижером в новом оперном театре. Здесь он знакомится с композитором Адрианом Шапошниковым и приступает к совместной работе над оперой «Шасенем и Гариб». Успех первой оперы окрылил соавторов на создание второй оперы - «Лейли и Меджнун».

Примечательно, что имея достаточный композиторский опыт, Данатар Овезов все равно поступает в Московскую государственную консерваторию им. П.И. Чайковского. Плодотворными оказались 50-60-е годы, во время которых он совместно с Шапошниковым работает над второй редакцией оперы «Гуль и Бильбиль» и самостоятельно пишет оперу «Айна» о жизни туркменских ковровщиц.


Одно из ведущих мест в творчестве композитора занимала песня. Им создано множество сольных, хоровых и эстрадных песен, которые принесли ему популярность и любовь слушателей.

Данатар Овезов прожил не долгую, но очень яркую и плодотворную жизнь, уйдя от нас в возрасте 55 лет. Имя народного артиста Туркменистана, лауреата Государственной премии Туркменской ССР им. Махтумкули, кавалера орденов «Знак Почета» и «Трудового Красного Знамени» присвоено Туркменской государственной специальной музыкальной школе.

Мы обратились к дочерям выдающегося композитора – Айне Данатаровне и Айларе Данатаровне – педагогам Туркменской государственной специальной музыкальной школы им. Данатара Овезова с просьбой поделиться с нашими читателями своими яркими воспоминаниями из детства, связанными с их легендарным отцом.

- Наш отец был удивительным человеком, - начинает разговор Айна Данатаровна. – Когда-то он увидел на сцене нашу маму (она была танцовщицей ансамбля) и уже не расставался с ней до конца своей жизни. У папы со временем появились большие проблемы со зрением – он практически перестал видеть, и мама стала его поводырем. Но со стороны казалось, что по улице идет под руку дружная пара. Однажды молодая женщина с грудным ребенком на руках поздоровалась с папой. У папы был абсолютный слух, и он безошибочно узнавал знакомых по голосу. «Почему у тебя печаль в голосе? Что-то случилось?», - спросил он.

Женщина расплакалась и рассказала, что из-за грубости мужа, она вынуждена была покинуть дом и теперь ей некуда идти. Папа снял с руки золотые часы и отдал ей. Мама осудила его за это, напомнив, что у них свои дети и не всегда в доме есть деньги (к тому времени папа из-за зрения оставил государственную службу, и мы жили только на его гонорары).


«Как ты не понимаешь, - удивился папа, - у нас есть дом, есть соседи! А у этой женщины ничего нет. Ей часы нужнее».

Мы не знаем, сколько стоили папины золотые часы, но память о его благородном поступке нам все равно дороже.

- А я помню, как мама предупредила нас с утра, что вечером мы пойдем в парк, - продолжает разговор Айлара Данатаровна. – В нашей семье посещение парка было редким событием, и мы с сестрой тщательно готовились к нему. Выгладили нарядные платья, заплели в косы лучшие банты и вместе с родителями отправились в парк, где всегда живет праздник, и стоит нам войти в него, как мы растворимся во всеобщем веселье. Уже была слышна задорная музыка, еще немного и мы – в парке. Но папа вдруг остановился, мы взглянули на него и все поняли – к папе пришло вдохновение. Мы молча развернулись и пошли обратно домой, мы даже не расстроились, потому что для нас папа был дороже всех праздников.

- Однажды мама заподозрила, что учителя музыкальной школы завышают нам оценки, и попросила папу разобраться с этим, потому что отцовская слава может испортить детей, - вспомнила другой эпизод из их детства Айна Данатаровна. – Но папа поступил иначе. Он взял листок из тетради, нарезал квадраты, написал на них название музыкального произведения и разложил обратной стороной на столе. Каждая из нас должна была тянуть «экзаменационный билет» и садиться за рояль. Когда билеты закончились, папа сказал, что мы заслуживаем по пятерке с плюсом. Довольны были все, особенно мама.


- И все же однажды я воспользовалась папиным талантом, - продолжает Айлара Данатаровна. - При поступлении в Ленинградскую консерваторию мне на выбор предстояло сыграть фрагмент любого произведения. Я выбрала папино произведение «Песнь дутара». С первых же аккордов председатель приемной комиссии насторожился, а потом попросил меня сыграть произведение целиком. Затем он позвал из другой аудитории своего коллегу и попросил меня сыграть все снова. В туркменской музыке столько национальной тональности, что она удивляет даже профессоров-музыковедов. А в пятерке, которую я получила на экзамене, отчасти признаю и папину заслугу.

Конечно, мы очень гордимся незаурядным талантом нашего отца, но все же для нас он дороже не как композитор, а как наш папа.

Тамара ГЛАЗУНОВА,
фото Юрия ШКУРИНА