24 февраля 2017, 17:57



Копетдаг славится уникальными памятниками природы, один из них – ущелье Караялчи

01.10.2016

Ущелье Караялчи, расположенное в зоне Центрального и Юго-Западного Копетдага, западнее поселка Бахарлы и юго-восточнее села Нохур, находится в ведении Копетдагского заповедника. По дну узкого каньона протекает ручей Тырнав, питаемый несколькими родниками. Памятник природы Караялчи - один из наиболее лесистых в Центральном Копетдаге.


Вы видели когда-нибудь на горном склоне двухлетний росток можжевельника туркменского, или арчи? Это всего лишь небольшой «ёлочный ежик» с колючими иголками. Следует оговориться, что взрослое дерево имеет скорее плоские, как у туи, хвоинки, а вот ветви молодых деревцев много лет сохраняют «колючесть». Ботаники это объясняют наследием природной эволюции, показателем древности и уникальности вечнозеленого эндемика Копетдага. Чтобы увидеть первую арчу, надо подняться в горы на высоту хотя бы в тысячу метров, но есть место, где арчовник располагается хвойной саванной, а местами представляет собой густой лес, причем не на обрывистых скалах, а практически на холмистой равнине, правда, вздыбившейся над всей Ахалской долиной на высоту в полтора километра.


Горный можжевельник привычнее видеть зацепившимся корнями за крутой склон и нависший над пропастью где-нибудь высоко в горах. Но на вершинах и кряжах Копетдагских гор арчу в спираль закручивают шквальные ветра, прижимают к земле морозы, заставляя стелиться по земле. Однако в пределах памятника природы Караялчи рослые и прямоствольные с симметрично сформированной кроной ёлочки арчи похожи на ухоженные парковые сосны. Взрослые можжевельники располагаются в такой близости друг от друга, что создается ощущение, что путешествуешь по арчовому лесу, да и воздух, насыщенный запахом хвои, похож на горный. Высоко в горах в тени таких деревьев и прохладнее, и воздух целебнее, а здесь, в глубине мелких ущелий, изобилующих родниками, среди множества цветущих кустарников, плодоносящей древесной растительности и зарослей пряной полыни, воздух наполнен богатой палитрой горных и степных ароматов, подчёркнутых композицией эфирных масел. Насыщенный озоном, фитонцидами и хвойным духом арчи воздух смешивался с благородным ароматом ореховых деревьев и обильно плодоносящих в этом году барбариса и шиповника.


В гуще леса встречались уже не просто взрослые арчовые деревья, а самые настоящие гиганты. Они возвышаются над ущельем в абсолютной густоте смешанных зарослей, достигая в диаметре ствола 4 метров. Мох и лишайники почти полностью покрывают стволы сторожилов и округлые бока больших валунов, свидетельствуя в качестве природного индикатора о чистоте окружающей среды. Поблизости расположился поваленный древесный колосс, в разы объёмнее корабельной сосны.


Рядом - можжевельники помладше, один буквально вырос из скалы, расколов её надвое, а в корнях другого древесного «аксакала» бил родник, заросший мхом. Но вернемся к самому, на наш взгляд, высокому и старому можжевельнику. С одной стороны кора арчи была изрядно содрана. А на пятиметровой высоте на ветвях была устроена своеобразная «смотровая» площадка - сбитые ветви уложены плотным слоем. Не иначе как укромное место обитателя здешних мест – леопарда? Эту версию подтвердили сотрудники Копетдагского государственного природного заповедника, которые в ходе инспектирования встречали хищника на прилегающих территориях. Вполне возможно, что леопард отсюда обозревает свои владения.


В ходе осмотра еще пары небольших ущелий и высот были найдены довольно старые арчовники, иногда несколько стволов дерева сходились в одну основу, прикорневые формы раздваивались, кроны переплетались и гиганты нависали, устремленные к голубым вершинам Копетдага. Достигнув тупика одного из ущелий, группа исследователей поднялась достаточно высоко. На макушке перевала нас ждала еще одна рослая арча с раскидистой кроной, приковывающая взгляд необычайной красотой кроны. Это дерево, широко расправившее ветви, похоже на горную сосну – высокое, статное и удивительно величавое - страж Караялчи, возвышающийся над предгорьем двести, а может и триста лет…

Елена ДОЛГОВА,
фото автора и Акнабат ПОТАЕВОЙ