За Атагельды Гарягдыевым – обладателем бархатистого яркого тембра – прочно утвердилось звание «золотого баритона страны»

Народный артист Туркменистана, недавно отметивший 65-летний юбилей, ведёт активную театрально-концертную деятельность, выступая на разных сценических площадках, совершая перелёты из одного конца страны в другой, чтобы снова и снова радовать исполнительским искусством ценителей его многогранного дарования.

Атагельды Гарягдыев родился недалеко от Мары в селе Эгри-Гузер. Среди сверстников он выделялся умением петь и рисовать, и односельчане с удовольствием приглашали Атагельды на семейные торжества, чтобы услышать в его исполнении любимые песни.

Школа гордилась талантливым учеником, который завоёвывал первые места в творческих конкурсах. В 1967 году Атагельды Гарягдыев стал лауреатом Ашхабадского фестиваля художественной самодеятельности.


И всё же дядя видел в племяннике будущего художника, а не певца и, захватив рисунки, они отправились в Ашхабад для поступления в Художественное училище имени Шота Руставели. К их приезду набор студентов был завершён. Через два года, получив среднее образование, юноша вновь поехал покорять столицу, но теперь он решил поступать в Музыкальное училище имени Данатара Овезова. И снова неудача. «Голос есть, причем необыкновенно приятный, но он ещё не прошёл мутацию, и под воздействием нагрузки может исчезнуть навсегда…» - утверждали члены приёмной комиссии. «Кто знает, как сложится судьба этого абитуриента за год, - возразил им Алик Халыкмамедович Гараджаев. – Возможно, он к нам больше не обратится. Я беру на себя ответственность за этого талантливого юношу». И Атагельды зачислили на вокальное отделение.

- Твой голос, сказал мне Алик Халыкмамедович, это богатство, и мы должны бережно относиться к нему, - вспоминает Атагельды Гарягдыев наставления своего первого педагога. - Пока не пой, только слушай и запоминай. И уже на втором курсе в моем голосе стали заметны мужские ноты – мутация прошла благополучно.

Однажды во время занятий в класс вошёл небольшого роста мужчина с приятным волевым лицом.

- Послушай этого юношу, - обратилась к нему педагог, - он горит желанием петь песню «Ашхабад».

Когда я исполнил песню, мужчина пожал мне руку и сказал: «Разумеется, пой! Ведь я написал её для тебя». Только тогда я понял, что передо мной яркий и неординарный композитор Нуры Халмамедов. Конечно же, он лукавил – эту песню великолепно исполняла Медениет Шахбердыева, но мне был приятен его ответ. Вскоре мы подружились, он познакомил меня с талантливым поэтом Курбанназаром Эзизовым. Творческий тандем предложил мне исполнить вокально-симфоническую поэму «Реквием по павшим на войне героям» с хором и симфоническим оркестром. Для меня это было честью! Моё выступление в сопровождении хора и симфонического оркестра под управлением Хыдыра Алланурова было восторженно встречено публикой.

По окончании училища я был направлен в Московскую консерваторию. Поскольку мой уровень знания русского языка был недостаточным, я поступил на двухгодичные подготовительные курсы.

На пятом курсе консерватории пришла повестка в армию. Мне было 27 лет, я был женат и имел ребёнка. Сначала меня направили в Самарканд, а затем перевели в подмосковный поселок Барыбино. Вскоре моя Бике родила двойню. По сравнению с 18-летними юнцами, с которыми мне довелось проходить службу, я был уникальным солдатом – оперным певцом и отцом троих детей.

Впрочем, служба в армии тоже пошла мне на пользу, я физически окреп. Способствовали этому строгий режим, полноценное питание и занятия спортом. В годы консерваторской учёбы я активно занимался плаванием, чтобы укрепить лёгкие, и даже получил III разряд. В армии я продолжил занятия. А каким запевалой я был в строю!

Снять гимнастёрку и вновь облачиться во фрак психологически было непросто. Но впереди меня ожидала работа над дипломной постановкой, имевшей огромный успех у зрителей, - оперой П.И. Чайковского «Иоланта», в которой я исполнял партию Роберта. Дипломную работу я сдал на пятёрку.

В 1979 году я с Бике - выпускницей ГИТИСа и детьми возвратился в Ашхабад и поступил в труппу Театра оперы и балета имени Махтумкули. В 1983 году мне вновь улыбнулось счастье – двухгодичная стажировка в Москве в Большом театре. Моим куратором был Павел Герасимович Лисициан. На сцене Большого театра я исполнял партии в операх «Севильский цирюльник» (Россини), «Иоланта», «Евгений Онегин» (Чайковский), «Травиата» (Верди) и других. Моими партнёрами были прославленные вокалисты и я стремился расширить свой певческий диапазон, обогатить голосовую нюансировку, исполнительскую культуру.

Во многом благодаря школе Большого театра и моим наставникам в искусстве каждый выход на сцену - для меня особенное событие, - подчёркивает Атагельды Гарягдыев. - К почётному званию народного артиста Туркменистана в прошлом году добавилось звание профессора. Я передаю свой опыт студентам кафедры сольного пения Туркменской национальной консерватории. Когда-то корифеи сцены делились со мной профессиональными секретами, теперь пришёл мой черёд передать накопленные знания молодёжи.

Формула успеха А.Гарягдыева: талантливый человек - талантлив во всём, а счастлив тот, кто способен дарить радость, преображая мир вокруг себя богатством творческой палитры. У юбиляра и его супруги Бике – актрисы Главного драматического театра Туркменистана подрастают семеро внуков. Один из них обучается игре на блок-флейте, а сильным баритональным тембром обладает брат маэстро – заслуженный артист Туркменистана Юсуп Гарягдыев, актёр Марыйского велаятского театра имени Кемине. Родные гордятся выдающимся певцом - Атагельды Гарягдыевым, а он - счастлив, что его окружают любимые и любящие люди, разделяющие его взгляды, устремления и беспокойную певческую судьбу.