Народный артист Туркменистана Мурат Байрамгельдыев не только талантливый вокалист, но и увлечённый садовод

В последние годы всё чаще звучит выражение «экологическая культура». Оно употребляется в разных контекстах: в аспектах глобального устойчивого развития, национальной социально-экономической политики, природоохранной деятельности, нравственного воспитания.

Сегодняшний облик Ашхабада, нарядный и ухоженный, благоустроенный и чистый, – лучшее свидетельство того, что Туркменистан вошёл в такую стадию формирования экологической культуры, которая может служить показательным примером для многих государств мира.

Экологическая культура – понятие, действительно, всеобъемлющее и охватывает систему духовных ценностей и этических принципов, мировоззренческих позиций, комплекс государственных мер, экономических механизмов и правовых норм, социальных институтов.

Но в центре всего этого лежит личная ответственность каждого человека в отношении окружающей среды, его собственная деятельность, сознательное поведение, способность направлять свои стремления и умения в практическое русло, принося конкретную пользу людям – своими силами на своём месте.


У экологической культуры общества много уровней, начинаясь у жилища человека, она расходится словно круги по воде, распространяясь на город или село, страну, планету… И чем больше людей, обладающих экологическим мышлением, тем шире эти круги, тем лучше окружающее нас пространство и наша жизнь. Наш рассказ об одном из них.


В этом доме все жильцы – творческие личности. В какую дверь ни постучишь, откроет популярный артист, композитор, журналист, художник... Мы же постучали в дверь квартиры Мурата Байрамгельдыева, потому что он, помимо того, что является известным певцом, выращивает необыкновенной красоты цветы в газоне возле дома. Мимо этого небольшого сада нельзя пройти, не залюбовавшись им. Вот мы и заинтересовались, кто же устроил такой «райский уголок» среди монолитных высоток, и жильцы дома с удовольствием стали рассказывать нам о своём замечательном соседе, с которым мы решили познакомиться поближе.

Мурат унаследовал агрономический талант от своего отца Байрамгельды ага, который всю жизнь прожил на благодатной земле Сумбарской долины в селе Гаркылы, и к какому бы растению не прикоснулись его руки, оно расцветало и плодоносило. За этот удивительный дар односельчане уважительно называли его Мичуриным. Одно только огорчало Байрамгельды ага – семь лет прошло со дня его женитьбы, а Бог не давал ему потомства. А потом на небесах как будто спохватились, и в семье Байрамгельды ага родилось одиннадцать детей. Так семья из бездетной превратилась в многодетную. А по тем временам многодетным семьям давали дополнительные участки земли. Это очень радовало Байрамгельды ага и его четвертого сына Мурата, который с утра до вечера проводил время в саду, высаживая саженцы, окучивая, подрезая ненужные побеги. Он, как и отец, получал удовольствие от такой работы.

Но в отличие от отца он ещё и пел – дома и работая на участке. Красивый мощный голос и феноменальную память Мурат унаследовал от своего дяди народного артиста Туркменистана Ходжадурды Аннаева – супруга Героя Туркменистана Маи Кулиевой. Ему достаточно было услышать по радио романс или песню, и он мог с точностью их воспроизвести.


По окончании восьмого класса он решил поступать на вокальное отделение в Музыкальное училище им. Данатара Овезова. Однако у него не приняли документы, но не из-за вокальных данных, а из-за возраста. В 15 лет в связках происходит мутация, и напрягать их вокальными занятиями опасно для голоса. Поющий, неунывающий парнишка устроился работать на хлебозавод и сразу же стал «своим» в коллективе, а после того, как принял участие в концерте заводского клуба, его стали называть «наш Бюль-бюль оглы».

Два года пролетели незаметно. А потом началась учеба в музыкальном училище. Со второго курса он подрабатывал певцом хора в Театре оперы и балета им. Махтумкули. И если его иногородние сокурсники с нетерпением ждали посылок из дома, Мурат, наоборот, посылал маме красивые ткани, а если повезёт, то и обновки для сестер и братьев. Но, главное, выступая с хором, он вышел на профессиональную сцену и научился непринужденно держаться перед зрительской аудиторией.

По окончании музыкального училища Мурата Байрамгельдыева вне конкурса приняли в Туркменский государственный педагогический институт искусств. Он поступил на кафедру вокала к замечательному педагогу, заслуженному артисту Туркменистана Бяшиму Артыкову.

- Становление оперного голоса – сложный процесс, во многом зависящий от доброжелательной атмосферы в творческом коллективе, - говорит Мурат Байрамгельдыевич. – В этом отношении мне очень повезло. Мой дядя Ходжадурды и его знаменитая супруга Мая Кулиева щедро делились со мной профессиональными секретами. Я работал с тенорами Юрием Удаловым, народным артистом Туркменистана Гуртом Назаровым, Айдогды Курбановым, у которых также многому научился.

По окончании института меня оставили преподавать на кафедре музыки и пения. Спустя пять лет, я был принят в Театр оперы и балета и, выступая с эпизодическими ролями, мечтал о главных партиях.

Моя сценическая судьба изменилась с приходом в труппу Гульнары Нурыевой. Наши голоса тембрально гармонировали, и вскоре мы стали исполнять ведущие партии. Эта певица приносит мне везение, думал я. А спустя несколько лет сошлись и наши судьбы.


Гульнара из семьи заслуженного деятеля искусств Туркменистана композитора-мелодиста Оразклыча Курбанниязова. В их доме часто бывали народная артистка СССР Майя Шахбердыева и народная артистка Туркменистана Роза Тураева. Они пели, отец моей супруги аккомпанировал, а Гульнара и её мама слушали. Кстати, с мамой Гульнары – Зинаидой Петровной – произошел невероятный случай. В двухлетнем возрасте во время войны она потеряла родителей. Документов при ней не оказалось и белокурую девочку определили в детский дом, дав имя Зина Петрова. Девочка хорошо пела, и через несколько лет её отправили в детдом для одаренных детей.

Повзрослев, она поступила на курсы певцов для хора радио и телевидения, где познакомилась с композитором Оразклычем Курбанниязовым, и вскоре стала его женой. Зинаида Петровна отказалась от карьеры певицы, посвятив себя семье. А через 30 лет после войны её отыскала старшая сестра Гозель, которая рассказала, что когда в их семье родилась девочка со светлыми волосами, ей дали имя Акчагуль, что в переводе означает «Белый цветок». Так Зинаида Петровна в одночасье обрела сестру и превратилась из русской женщины в туркменскую.

Но это не единственный факт, который до глубины души потряс нового члена семьи Мурата Байрамгельдыева. Тесть показал зятю уникальную семейную реликвию - гиджак, возраст которого более 200 лет. Создатель этого музыкального инструмента – музыкант из Какакала Али Сеид. Гриф гиджака мастер изготовил из урюкового дерева, а корпус - из сувкады (тыквы, которую используют для переноса воды).

Как гласит предание, Али Сеид окуривал тыкву дымом в течение 15 лет и лишь потом использовал её для создания инструмента. Гиджак отличался настолько чистым звучанием, что перед уходом из жизни музыкант завещал его своему лучшему ученику Халмамеду Аннанурову. Третьим обладателем гиджака стал музыкант Бердыклыч из Этрека – прадед Гульнары, который передал семейную реликвию сыну Гурбанниязу, а тот – своему сыну - отцу Гульнары. В настоящее время шестым обладателем уникального гиджака является сын Гульнары - Эмир Байрамгельдыев – учащийся Специальной музыкальной школы-интерната при Туркменской национальной консерватории по классу флейты. В семье бережно относятся к инструменту, издающему при игре дивные, чарующие звуки. Его хранят в чехле из тонкой кошмоваляльной ткани, украшенной оберегом - аладжой. Сегодня гиджак представляет собой больше сакральную, нежели практическую ценность.


На этом интересные факты из жизни семьи Байрамгельдыевых не заканчиваются. Супруги получили звание народных артистов Туркменистана в один день! «Телефон, - вспоминает Гульнара, - звонил без передышки. Нас поздравляли родственники со стороны Мурата и мои родные, а также знакомые и незнакомые люди со всех уголков страны».

Попробовал себя Мурат Байрамгельдыев и в роли композитора. Вдохновившись поэзией Аллаяра Чуриева и, получив его разрешение, он написал несколько песен на стихи народного писателя Туркменистана, которые семейный дуэт с успехом исполнял на концертах.

В 2011 году народные артисты Туркменистана Мурат Байрамгельдыев и Гульнара Нурева получили великолепный подарок от главы государства Гурбангулы Бердымухамедова – ключи от квартиры повышенной комфортности в Творческом городке. Это счастье удвоилось для Мурата участком земли перед подъездом. «Я, увидев клочок невозделанной земли, словно вернулся в детство, – признаётся он. – Привез из Каракала лучшие сорта роз, черенки смородины, вишни, плакучей ивы, серебристого тополя и много ещё чего, а посередине участка я посадил чинару».

В 6 часов утра Мурат спускается на лифте с 12-го этажа в открытый для всех «мини-ботанический» сад, и, напевая любимые песни, заботливо ухаживает за своими питомцами. А урожаем со своего райского уголка он щедро делится с соседями, одаряя их и песнями, и цветами.