История возникновения городов неразрывно связана с развитием торговли

В каждом современном городе – большом или малом – непременно есть рынок. Так было всегда и везде. С древнейших времен именно вокруг мест обмена и торговли складывались первые в мире города. Городские рыночные площади и в Азии, и в Европе были той особой территорией, где люди ежедневно встречались не только для того, чтобы продать или купить какой-то товар, но и узнать новости, обменяться мнениями, поучаствовать в массовых действах – стихийных или организованных. Царские глашатаи на базарной площади объявляли государственные указы, купцы заключали свои сделки, бродячие артисты и музыканты развлекали народ. Иначе говоря, базары в древности и средневековье исполняли роль важнейших общественных центров, где нередко происходили события, вошедшие потом в историю. Но именно изначальная, сугубо экономическая, а точнее – коммерческая роль базаров позволяет сравнить их с сердцем, которое ритмичными импульсами гонит кровь по венам и обеспечивает жизнь всего организма. Так и город без рынка жить не может.

В разные времена городская «толкучка» имела разные обличья. Мы не знаем, как выглядели базары эллинистического Востока, где уже существовала международная торговля по караванным дорогам – никаких письменных сведений и археологических данных в распоряжении современной науки нет. Возможно, это были простые площади в удобных местах, где в урочное время собирались торговцы и их клиенты. Наверняка они прятались от солнца под легкими навесами и тентами. Вполне допустимо, что в крупных городах строились специальные лавки и целые пассажи. Но время не сохранило ничего. А между тем многие исторические города Туркменистана с цитаделями, мечетями, караван-сараями, глинобитными домами и внутренними двориками, мастерскими ремесленников возникли в связи с базаром и вокруг базара. Он служил не только средством удовлетворения покупательского спроса, но и местом производства части ремесленной продукции. Наряду с обычными базарами существовали и особые, специализированные, - по продаже отдельных видов товаров, домашнего скота, невольников. Так, в Мерве эпохи Великих Сельджуков имелись рынки по продаже хлеба и семян, зелени и фруктов. Около соборной мечети, недале¬ко от городских ворот, был расположен старый базар, где торговали пшеницей.

Надзор за базарной торговлей осуществляли специальные чиновники, которые следили за точностью монетной пробы, мер веса и сыпучих тел, а также за денежным курсом, чтобы не допустить спекуляции валютой. Купцы, как и городские ремесленники, уплачивали пошли¬ны, а также налоги. Точные размеры и принципы их взимания остаются неясными, но известно, что обычно местная администрация взыскивала с торговцев налоги пропорционально их доходам, но прибыль купцов бралась на учет, ес¬ли она достигала 16 тысяч динаров в год. Сохранились также некоторые отрывочные сведения о торговых пошлинах и нало¬гах в сельджукский период. В частности, имеется упоминание о взыскании с караванов при въезде в город пошлины, имено¬вавшейся «таййарат». В XII веке в Сельджукской империи каж¬дый, кто торговал мясом, уплачивал в год по 50, а кто продавал ткани или сукно — по 500 динаров.

Внутригородские рынки Дехистана, Хорасана и Хорезма в арабских географических сочинениях обозначаются словами «сук» и «асвак», в персидских источниках – «базар». Арабское слово «сук» означало место торговли: базар и торговую улицу с рядами лавок. Архаичный авестийский термин «чаврусук» дословно означал «четырехсторонний» рынок, аналог более позднему «чахарсу» или в стяженной форме «чарсу». По письменным источникам хорошо известно место чарсу Мерва – в центре Султан-калы, рядом с мавзолеем султана Санджара. Несколько лет назад туркмено-британская археологическая экспедиция под руководством археолога Тима Уильямса приступила к раскопкам сооружений большого базара, располагавшегося в ста метрах от знаменитого мавзолея (фото 2). Развитый торговый центр на перекрестке двух магистральных улиц, ведущих к четырем городским воротам – явление, типичное для большого среднеазиатского города.

Традиция расположения базаров вдоль городских магистралей восточно¬го города берёт свои истоки в античности. Описания «красивых крытых базаров» X века оставили арабские историки. Крытые базарные улицы средневековых азиатских городов тянулись от центральных перекрестков в направлении всех четырех городских ворот, при этом, судя по огромному торговому комплексу ХII века на городище Диярбекир в Дашогузском велаяте, лавки имели секционное строение. Крытые куполами улицы с лавками по сторонам, пересекавшие весь город, известны по летописям тимуридской поры. Английский путешественник Энтони Дженкинсон застал такую улицу в Куняургенче, где он побывал в 1558 году: «В городе есть одна длинная улица, покрытая сверху, которая служит местом для рынка». Вероятно, именно эту улицу раскопали археологи из экспедиции академика Сергея Толстова в начале пятидесятых годов прошлого века. До наших дней на этой улице сохранилось единственное сооружение, известное как портал караван-сарая. С 2014 года археолог Эджегуль Мурадова из Национального управления Туркменистана по охране, изучению и реставрации памятников истории и культуры возобновила там раскопки, так и не завершенные 60 лет назад группой Толстова (фото 3).

«Суть приема многокамерных торговых улиц - сочетание анфилады купольных отсеков в проезжей части с сек¬ционным строением торговых точек-дуканов по сторонам от нее и линейное развитие пространства» - писала историк архитектуры Лия Маньковская. Торговые улицы зачастую строились в легких каркасных конструкциях с камышовым покрытием, поэтому, конечно, они были недолговечны и нигде не сохранились. Но сам прием такой организации торгового пространства воспроизводился вновь и вновь. И только большие базары Исфахана, Тебриза или Стамбула, существующие и сегодня, могут дать наглядное представление о давно исчезнувших старинных рынках таких городов, как Мерв, Амуль или Старый Ургенч (фото 4).

Крытые базары доисламского Мерва, Бухары, других городах региона, согласно аль-Макдиси (Х век) именовались согдийским словом «тим». Торговля шла и на внутриквартальных базарах. Это были дворы, по контуру обстроенные ремесленными мастерскими, где тут же, без посредников, можно было купить их продукцию. На основании древних письменных источников можно сделать вывод, что уже в доарабское время базары стали профильными и отличались видами ремёсел. Термин «тим» означал лишь функцию и относился как к отдельным постройкам, так и к торговым рядам. Точно также было и несколько веков спустя. Синонимом «тима» было слово «хан» то есть «гостиница, постоялый двор». В словарях приводится еще один синоним «тима» и «хана»: арабское слово «мензил» - здание для торговли и жилища. Оно говорит о том, что функ¬ций временного жилища и торговли в зданиях с такими названиями совмещались и это подтверждает один интересный документ XI века - «Вакфнама» Ибрагим-тамгач-хана. В нём перечисляются помещения хана, караван-сарая и тима и в каждом мы видим одно и то же: жилые комнаты-худжры, ко¬нюшни, стойла, сеновалы. Схожие функции могут предполагать и одинаковые особенности архитектурной организации: наличие лавок в гостиницах и жилища в тимах, как это известно по позднесредневековой архитектуре Исфахана – былой столицы Великих Сельджуков.

Таким образом, в городском караван-сарае объединялись функции временного жилища, общежития, производства и торговли. К XI веку товарно-денежные отношения приобрели характер кредитно-вексельной системы, что привело к созданию специализированных финансовых контор менял-саррафов, входивших в базарные структуры.

В зоне городской торговли концентрировались все виды общественных зданий, включая и культовые. Соборные мечети, медресе неизменно размещались среди базаров. Превращение средневекового базара в универсальный общественный комплекс отражало объективный процесс градообразования, отмечаемый повсюду, где сложились города.