Артисты московского цирка «Карнелли» поделились впечатлениями от гастролей в Ашхабаде

Фото: Юрий ШКУРИН

В туркменской столице завершаются гастроли московского цирка «Карнелли». Среди артистов труппы, выступления которой прошли с большим успехом, воздушные гимнасты, акробаты, иллюзионисты, дрессировщики. Вместе с мастерами арены выступали их дрессированные подопечные: лошади, собаки, козы и обезьяны, которые веселили и удивляли публику.

Несмотря на плотный гастрольный график московской труппы, мне удалось побеседовать с некоторыми из участников представления.

Дрессировщица и наездница Елена Павлович:

- Наш тандем с дрессировщиком Юлием Якубовичем возник после встречи на одной из конных выставок в Москве. Вскоре мы купили дачу в Подмосковье и построили домик для собак и 8-метровый манеж. Мои лошади содержались на конюшне, правда, одна из них – мини-хорс, которую часто принимают за пони, живет с нами на даче. Эту низкорослую породу лошадей вывели как поводырей для незрячих людей. Каждое утро наш Фантик отправляется в соседний двор, а вечером возвращается обратно. Соседка называет Фантика «отличной газонокосилкой».

Юлий работал с собаками, я – с лошадьми. Хотелось сделать общий номер, и мы долго подбирали для дрессуры новый вид животных. Я неоднократно предлагала коз, но Юлий не соглашался. А однажды я встретила в Интернете информацию про англо-нубийских козлов. В настоящее время эта порода благодаря жирному молоку, из которого получается прекрасный сыр, начала закупаться российскими фермерскими хозяйствами. Так что нам не составило труда приобрести двух животных. Козлики оказались на удивление чистоплотные и с высоким интеллектом, на репетициях все запоминают с первого раза.

Так что к нашему собачьему домику присоединился с одной стороны загон для Фантика, а с другой – для козликов. А вот дог Оскар живет с нами в доме. Его любимое занятие - сидеть на диване и смотреть телепередачи про животных, а если показывают лающих собак, наш Оскар вступает с ними в перепалку. Вечерами мы все вместе выходим на прогулку.

Когда мы собирались на гастроли в Ашхабад, мне сказали, что местные наездники прекрасно владеют искусством джигитовки, и мои номера вряд ли удивят ашхабадскую публику. Но моё направление - дрессура. Белые лошади, с которыми я выступаю, российской терской породы, выведенные когда-то специально для гусар. Они исполняют сложнейшие элементы высшей верховой езды. Я рада, что зрители с интересом и тепло встретили наши номера.

Заслуженный артист России воздушный гимнаст и дрессировщик Руслан Гугкаев:

- Я начинал цирковую карьеру наездником, и даже какое-то время работал вместе с Пыгы Байрамдурдыевым. К Олимпиаде-1980 решил сменить амплуа и подготовил сценарий для своего воздушного номера. В Росгосцирке сказали, что знают меня как прекрасного наездника, а готовность к работе в воздушных номерах нужно доказывать. И дали испытательный срок 6 месяцев. К Олимпиаде номер не был принят, но зато потом был отмечен тремя золотыми и двумя серебряными медалями цирковых фестивалей. В 1994 году моей партнёршей стала студентка циркового училища Галина, вскоре мы поженились. Параллельно нашему совместному номеру супруга подготовила соло на полотнах – эффектное выступление, в котором она буквально парит над ареной.

Вместе мы занялись дрессурой обезьян. К этим забавным животным меня тянуло с детства, и когда знакомый дрессировщик уходил на пенсию, я с удовольствием купил у него трех двухгодовалых самочек породы макак-резус, представительница которой побывала в космосе. У меня был опыт общения с лошадьми, к тому же коллега передал мне дневники с записями репетиций. В коллективе обезьян мы с женой позиционируемся как вожаки, именно так мы добиваемся беспрекословного подчинения.

Наш сын Максим не проявляет интереса к цирковому искусству. Но мы относимся к его решению с уважением. Несмотря на постоянную смену школ из-за частых переездов, он учится на отлично, и мы гордимся им.

Акробатка Татьяна Бутова:

- Я пришла в цирк из профессионального спорта, где существуют жёсткие возрастные рамки. Сначала мне посчастливилось попасть в коллектив Ростислава Запашного, где в течение 15 лет в трио исполняла ручной вольтиж – перелет с одной трапеции на другую. Один из партнёров – Тадеуш Чещевик стал моим мужем. Вскоре нас с супругом пригласил работать в свою программу Андрей Ковгар. Это был известный номер, занесенный в Книгу рекордов Гиннесса, и получивший на фестивалях циркового искусства множество золотых наград. Конечно же, от такого предложения отказаться мы не могли.

Обычно на представлениях я исполняю в воздухе двойное сальто, но иногда делаю и тройное. Это рискованно и захватывающе, однако я не новичок в цирке и знаю, что главное – взаимопонимание в команде, и успех моего трюка зависит от согласованности наших действий.

Нам очень понравилась ашхабадская публика, которая эмоционально реагирует на веселые и экстремальные моменты выступления, открыто выражая восторг и волнение. Такая реакция зрителей очень помогает в нашей работе.

Все мои собеседники выразили восхищение гостеприимной и прекрасной туркменской столицей, где традиции гармонично сосуществуют с новациями и, конечно же, позитивными, радушными, открытыми ашхабадцами, тепло принимавшими артистов московской цирковой труппы.