Виталий Диденко: монологи об искусстве

Виталий Диденко – художник, мыслящий сопричастно пульсациям времени, умеющий подчинять парадоксы восприятия единству гармонии на холсте. И хотя неординарность присуща всем творческим личностям, неординарность авторского стиля Виталия ярко выраженная, его живописный язык эклектичен и метафоричен.

В ответ на вопрос о профессиональном становлении он приводит слова известного американского актера, продюсера и бизнесмена Дэвида Аркетта: «Музыканты, художники, артисты - одни из самых сильных и смелых людей на земле… С каждой нотой, работой или выступлением они раскрывают себя эмоционально и физически, рискуя стать предметом критики и осуждений. Ведя независимый образ жизни, они ежедневно сталкиваются с финансовыми проблемами… Каждый год художники наблюдают за тем, как их сверстники достигают целей нормальной жизни – автомобиля, семьи, дома, сбережений, в то время как они готовы отдать свою жизнь одному моменту, одной мелодии, одной фразе и интерпретации, которая затронет душу общества. В тот момент они были ближе к магии, Богу, совершенству. Посвящение себя этому моменту стоит тысячи жизней».

Виталий родился в семье художника-графика Николая Диденко. «Взгляд изнутри, - говорит он, - дал мне в полной мере ощутить насколько все непросто – моему отцу приходилось оставлять свое любимое занятие и предпринимать что-то иное, чтобы вырастить меня и дать мне возможность быть свободным.

У моего папы получилось: с первых шагов в мире искусства у меня была возможность экспериментировать, не думая ни о деньгах, ни о материалах. Я был абсолютно свободным в самовыражении - часто максималистом и нигилистом, но я всегда старался смотреть на жизнь с разных точек зрения и жаждал поделиться тем, что я вижу».

Виталий Диденко работает в различных жанрах, по сей день изучает и пробует для себя что-то новое. К примеру, до поступления в художественное училище он увлекался техникой печати на линолеуме и металле. В училище он обучался оформительскому искусству.

«В юности меня вдохновляли работы мастеров современного западного искусства, - продолжает Виталий. – Я пробовал подражать тому или иному автору. В возрасте 15-20 лет был подвержен влиянию всего, что казалось мне новым и прогрессивным. Полученный опыт использую и сегодня в экспериментах по имитации золота и серебра в сочетании с различными техниками. У меня есть работы из силикона, плоская скульптура из меди, бронзы и стали. Я использую пластик, дерево и ткань в создании нужных мне фактур.

Важную часть в моем творчестве занимают абстракции на тему урбанизации. Мне нравится город. Энергетически сильная пульсация городской среды, дизайнерские тенденции и высокие технологии, контрасты и архитектурная эклектика – вдохновляют меня.

Безусловно, большое влияние на мое становление оказала ментальная среда родного края: туркменское декоративно-прикладное искусство, орнаментальное воплощение сюжетов из жизни и легенд, философский символизм ковровых узоров. Сейчас я много путешествую и работаю в разных странах, что позволяет мне сравнивать и обогащать мировоззрение познанием культурных ценностей других народов. Нашел ли я себя? Состоялся ли? Мне сложно сказать, но одно я знаю наверняка – из тысячи работ, которые я создал за последние 25 лет, некоторые заслуживают вашего внимания»…

Мы побывали в мастерской Виталия Диденко, и первое, на чем останавливается взгляд, – портреты. Вот Диденко старший. Эффектная поза, не отвлекающая, впрочем, внимание от личностной глубины живописца. Полотно буквально дышит благоговейной любовью к отцу, который недавно ушел из жизни.

А вот автопортрет. Прическа «самурайский пучок», погруженность во внутренний мир и закрытая поза подчеркивают философичность авторского почерка Виталия. Личностное «Я» здесь передано через призму смысловых подтекстов. Поэтому эта работа воспринимается как метафора творческой глубины и художественного поиска.

Портреты Виталия Диденко завораживают эмоциональной многослойностью, что характеризует его как великолепного портретиста. Но у него получается непревзойдённым и многое другое. К примеру, работы в стиле примитивизма. Одна из них картина «Рояль», на которой изображен повидавший виды старый музыкальный инструмент, расположенный в центре тондо – круглой картины. Концертмейстер в ярко красном платье подходит к роялю, её лица не видно. Возможно, автор прибегнул к этому решению не только ради визуального эффекта, но и для того, чтобы подчеркнуть значительность Искусства.

Продолжает эту тему картина «Оркестр». Многочисленные музыканты и их инструменты в пространстве полотна представлены художником в оригинальном ракурсе – сверху. Зрителю дается возможность заглянуть в суть этого музыкального сообщества. Этой картине близка по содержанию и манере исполнения работа «Паркет», где под музыку, может быть, того же оркестра танцуют пары, источая благодушие и веселье.

Радужными бликами искрится «Детская площадка». «Как-то раз, - рассказывает Виталий, - ко мне обратилась межнациональная семейная пара – индианка и голландец – с просьбой написать для их ребенка позитивную картину». Виталий объединил в сюжете ребят из разных стран. Каждый занят своим детским делом: кто-то катается на велосипеде, кто-то играет с кошкой, еврейский мальчик играет на скрипке, американский – на барабане, а туркменская девочка лакомится арбузом. Картина получилась доброй и позитивной.

Полотно «Под дождем»… В нем столько лирики и романтики, утонченных стилистических акцентов! Под это определение подпадают, пожалуй, многие работы Виталия. К примеру, серия миниатюрных картин на тему «Игра в снежки», написанных в реалистическом жанре. Маленький формат, подчеркнуто объемный и богато декорированный багет вызывают ассоциацию со знаковыми произведениями классической живописи.

Как рассказывает Виталий, однажды зимним вечером, прогуливаясь по скверу, он поскользнулся на снегу и упал, и тут перед взором художника дерево предстало в нетривиальном ракурсе. В его творчестве начался новый этап. Фрагменты черно-белых и цветных березок, сосен и платанов великолепно вписываются в дизайнерские решения интерьеров.

Мы рассказали лишь о малой толике творческих возможностей большого художника. Соприкоснувшись с многогранностью дарования Виталия Диденко, мы с нетерпением будем ждать продолжения его монолога и с интересом читать неординарные послания, сложенные из мозаики живописных мазков.