19 января 2017, 05:14



На Дехистанской равнине

14.11.2013

Глядя на гладкую, лишенную растительности равнину Мисрианского плато - так называется эта часть Юго-Восточного Прикаспия, - трудно представить, что когда-то это был цветущий, плодородный оазис. Но если смотреть сверху в свете лучей восходящего солнца, то на рельефе этой местности будут отчетливо видны следы древнего орошения: русла каналов, квадраты заливных полей, где, как установили геоморфологи и палеоботаники, выращивались самые разные виды зерновых культур - от пшеницы до риса. Исследователями накоплено уже достаточно фактов, доказывающих, что земли Дехистана использовались на протяжении примерно трех тысяч лет. Но это не был непрерывный процесс: случались периоды, когда поля забрасывались, а спустя века осваивались вновь.

Археологи выделили три исторические эпохи существования этого оазиса. Самая ранняя относится к бронзовому веку (II тысячелетие до новой эры) и продолжается до конца античности, то есть падения Парфянской державы, когда данная территория именовалась Гирканией - весь этот двухтысячелетний период ныне обозначается как архаический Дехистан. Вторая эпоха связана с государством Сасанидов и охватывает III-VII века новой эры. Это было время, когда сюда проникли различные скотоводческие племена, в том числе и древние тюрки. Остатки их поселений в виде огромных оплывших курганов можно встретить и сейчас на просторах Мисрианского плато. И, наконец, третья эпоха - с VIII по XIV века - оставила после себя наиболее впечатляющие следы. Многочисленные руины средневекового Дехистана напоминают о том, какой это был урбанизированный район до тех пор, пока не иссякли питавшие его водные источники.



Через Дехистан пролегал караванный путь из Хорезма в Персию вдоль нынешнего русла Узбоя, а в прошлом - протока Амударьи, который впадал в Каспий. Средневековый арабский историк ал-Макдиси назвал двадцать четыре дехистанских селения, но археологи выявили около сорока, причем некоторые по размерам не уступают средневековым городам. Высокоразвитая фортификация, художественные достоинства, исполнительская техника и количество монументальных памятников Дехистана ставят эту провинциальную область в один ряд с такими столичными центрами городской жизни, как Мерв, Гургандж, Самарканд. Более того, в отличие от городов Хорасана с его преимущественно сырцовыми сооружениями, здесь уже около тысячи лет назад широко использовался жженый кирпич - не только в общественных зданиях, но и в жилых домах горожан, при возведении крепостных стен. По мнению искусствоведов, знакомство даже с ограниченным числом памятников Машад-Мисриана показывает, что архитектура Дехистана как крупного историко-культурного района с богатым прошлым несомненно имела свой характерный облик, свои особенности, свой стиль.

Крупнейший памятник средневекового Дехистана - городище Машад-Мисриан. Как это нередко было в мусульманских странах, административный центр области и сама эта область именовались одним и тем же словом. Вот и стольный город Мисриан по дошедшим до нас арабским рукописям уже с IX века называется также и Дехистаном. Его центральная часть, обнесенная двойной крепостной стеной с полукруглыми башнями и рвом, занимает около 200 гектаров. Это классический шахристан, к которому с четырех сторон примыкал обширный рабад - пригородная зона, состоявшая из ремесленных кварталов, где до сих пор можно видеть множество остатков гончарных мастерских, а также фундаменты нескольких мечетей и караван-сараев.

В южном рабаде располагались садово-парковые сооружения и базарная площадь, а в западном остались следы плотной жилой застройки. Наиболее густонаселенными были восточный и южный рабады: здесь протекали оросительные арыки и магистральный канал, с избытком обеспечивавший город водой. В Дехистане было также медресе, единственное из известных в Туркменистане, относящееся к домонгольскому периоду. Отличительная особенность Дехистана - обилие фаянсовых изделий с орнаментальной и сюжетной росписью, найдены также бронзовые котлы, светильники и прочие металлические изделия с художественной обработкой, ряд изделий из стекла.


О высоком уровне развития городской культуры в Дехистане свидетельствует его благоустройство: установлено наличие в нем системы водоснабжения и канализации, бань, кирпичных мостовых. Этот город пережил время расцвета, находясь во владении хорезмшахов, затем пострадал от монголов, однако вскоре возродился и окончательно был оставлен жителями около шести веков назад. От его архитектуры остались лишь несколько впечатляющих руин зданий, имеющих немалую художественную ценность как яркие образцы исламской культуры. В первую очередь, это мечеть хорезмшаха Мухаммеда II и два минарета рядом с ней, а на территории древнего кладбища в семи километрах от городища - несколько средневековых мавзолеев.

Среди них выделяется стоящая на высокой платформе поминальная мечеть Машад-ата с великолепным михрабом очень тонкой работы, который датируется IX-X веками. Этот поистине уникальный памятник, часто называемый также Шир-Кабир, вместе с современным ему мавзолеем Саманидов в Бухаре свидетельствует о начале классического периода в архитектуре всей Центральной Азии.

Если Мисриан около сорока лет назад частично был раскопан, то Машад-ата до сих пор оставался загадкой для исследователей. Лишь в 2010 году специалисты Национального управления по охране, изучению и реставрации памятников истории и культуры Туркменистана инициировали комплексное изучение этого уникального сооружения, давно пребывавшего в крайне ветхом состоянии. Прежде всего, был разобран аварийный купол мечети и заново выложен из тех же старых кирпичей. С этой задачей успешно справились опытные мастера, приглашенные из Куняургенча. На счету бригады Исхака Асгарова - десятки отреставрированных памятников Дашогузского велаята, а теперь он показал свой высокий профессионализм на таком сложном объекте, как Машад-ата.

Архитектор-реставратор Аннамурад Оразов взялся за ювелирную работу по воссозданию утраченных частей машадского михраба, а российский археолог Даврон Абдуллоев, приглашенный из Санкт-Петербурга, блестяще провел раскопки холма, на котором стоит мечеть. Результаты его изысканий впечатляют: обнаружилось основание минарета IX века, который стоял возле мечети Машад-ата, а перед ее главным фасадом под метровыми завалами грунта оказался аккуратно вымощенный двор с бассейном-хаузом посередине. Вокруг этого двора располагались помещения суфийской обители-ханака, где в XI-XII веках жили монахи-суфии. Многочисленные предметы их обихода - от тяжелых мельничных жерновов до бронзовых светильников, керамической посуды и стеклянных пузырьков для благовоний - составили коллекцию археологических находок.


Почему же все-таки погиб цветущий Дехистан? Этот вопрос давно занимает умы исследователей. Немалый ущерб оазису могли причинить монголы во время нашествия Чингисхана, хотя прямых доказательств этому нет. Роковую роль в судьбе этого края сыграли все-таки сами его жители, сделав то, что на современном языке называется нарушением экологического баланса. Год за годом и век за веком они вырубали для топлива и строительных нужд густые арчовые леса на склонах Копетдага, откуда на Мисрианское плато стекало множество дельтовых протоков Атрека. Выжигали большие участки лесов и пастухи, чтобы увеличить площади пастбищ. В результате ландшафт большей части Западного Копетдага неузнаваемо изменился: вместо вечнозеленых зарослей теперь можно видеть лишь сильно разрушенные эрозией горы, именуемые «лунным рельефом». Сильно разреженные леса уже в средние века перестали выполнять свою водоохранную функцию, что и привело к обезвоживанию некогда плодородной долины. Но для археологов это настоящий подарок судьбы: проводить раскопки в таких давно заброшенных городах несравнимо легче, чем в густонаселенных местах, где следы далекого прошлого спрятаны под современной застройкой или попали в зону орошаемого земледелия.

НА СНИМКАХ: панорама Мисриана, фрагмент облицовки портала мечети Мухаммеда II и отреставрированный михраб мечети Машад-ата.

Руслан МУРАДОВ,
Национальное управление Туркменистана по охране,
изучению и реставрации памятников истории и культуры,
фото автора