28 марта 2017, 11:10



Возвращение в древний Хараба-кёшк

21.10.2011

На территории Государственного историко-культурного заповедника «Древний Мерв» в эти дни завершается цикл исследовательских и консервационных работ на уникальном памятнике архитектуры V-VI веков, известном как Хараба-кёшк и представлявшем собой редкий тип раннехристианской церкви. Она существовала в то время, когда в Мерве при Сасанидах, исповедовавших зороастризм, возникли различные общины христиан - выходцев из Византии.

Интерес к этим руинам, расположенным в 15 километрах севернее города Байрамали, среди ученых существует давно, но лишь в 2009 году специалисты смогли приступить к раскопкам Хараба-кёшка и предпринять неотложные меры для его дальнейшего сохранения. На это нацелен специальный проект Национального управления Туркменистана по охране, изучению и реставрации памятников истории и культуры и Научно-исследовательского центра Венеция-Восток (Италия), который получил спонсорскую поддержку от правительства административного региона Венето. Два года назад в Венеции состоялась официальная церемония презентации проекта «Хараба-кёшк», которая освещалась на страницах итальянской прессы как еще один конкретный шаг на пути развития туркмено-итальянского сотрудничества в области культуры.

Инициатором и руководителем проекта стал профессор Габриеле Росси-Осмида, которого давно знают в Туркменистане: еще в 90-е годы он участвовал в раскопках профессора В.И.Сарианиди на Гонур-депе, а последние десять лет осуществляет собственный цикл раскопок на Аджи-Куи - другом поселении эпохи бронзы в старой дельте реки Мургаб. Параллельно с этой масштабной работой он приступил к проекту исследования и консервации Хараба-кёшка - поистине уникального памятника, который давно привлекал его своими загадками, ведь, как это часто бывает с древними сооружениями, здесь больше вопросов, чем ответов. Здесь, как и в других подобных случаях, потребовались немалые усилия -интеллектуальные, финансовые и технические, чтобы понять смысл памятника, его первоначальное назначение, точный возраст, познать этапы истории его функционирования и, наконец, выяснить, когда он был окончательно заброшен людьми.


По словам архитектора-реставратора Стефано Траканелли, руководившего полевыми работами на Хараба-кёшке, эта сырцовая постройка длиной почти пятьдесят метров при ширине около десяти состоит из одного - единственного просторного зала с алтарем в торцевой стене. Когда-то здание перекрывали большие арки и своды, но спустя полторы тысячи лет сохранились только нижние части стен, которые еще предстоит раскопать и законсервировать. Такие сильно вытянутые залы в древности называли латинским словом «базилика», и они были типичны для христианских храмов Малой Азии, в архитектуре которых ученые отмечают влияние Парфии и Рима. Подобную планировку христиане Мерва использовали при строительстве своей церкви, так как она связана с характером их культовой практики, но архитектура Хараба-кёшка целиком выполнена в местной строительной традиции.

В свое время это убедительно доказала первооткрыватель памятника академик Галина Пугаченкова. Она тщательно обследовала его ровно 60 лет назад, осенью 1951 года, когда работала в составе знаменитой ЮТАКЭ -Южно-Туркменистанской археологической комплексной экспедиции и возглавляла архитектурный отряд, действовавший в древнемервском оазисе. Итогом ее поисков стала обстоятельная статья в «Известиях Академии наук Туркменистана», ставшая потом единственным источником достоверной информации о Хараба-кёшке.

Специалисты многих стран обращались к ней, чтобы выяснить структуру этого интригующего объекта, спорили, выдвигали собственные гипотезы. Была даже версия, что длинное помещение церкви было не сводчатым, а просто открытым залом, вроде летнего кинотеатра, где проходили религиозные службы, и только алтарь был перекрыт куполом. Но все-таки большинство исследователей соглашались, что здесь стояла типичная для первых веков христианства однонефная базилика, распространившаяся в ту эпоху и позже на Ближнем Востоке и в Закавказье. Неф - это прямоугольное в плане внутреннее пространство храма, расчлененное аркадами или колоннами. Трехнефные церкви стали популярны в средневековой Европе, а однонефные - на Востоке, в тех странах, где христианские миссионеры нашли свою аудиторию.

Как известно, они появились еще в I веке в Парфии, куда бежали от массовых репрессий в Римской империи. В III веке уже целые общины последователей новой мировой религии поселились в Мервском оазисе, а спустя еще столетие в исторических хрониках упоминается епископ Мерва. Уже в наше время археологи обнаружили к западу от Старого Мерва христианский некрополь той эпохи, а в самом Старом Мерве, на территории городища Гяур-кала раскопали остатки овального в плане здания монастыря. Но расцвет христианства в городах всей Центральной Азии наступил в V веке, когда здесь нашли убежище многочисленные сторонники обвиненного в ереси константинопольского епископа Нестория, выступавшего против обожествления Иисуса. Вскоре Мерв, где мирно уживались зороастрийцы, буддисты и христиане, стал центром несторианской митрополии, возглавляемой митрополитом. В то время и был построен храм, который ныне носит название Хараба-кёшк, что в переводе с туркменского означает «Разрушенный дворец». Как на самом деле называлась эта церковь полторы тысячи лет назад - одна из ее тайн.

Восстановить ее историю позволяют новейшие исследования, в которых вместе с итальянскими коллегами участвовали архитектор Аннамурад Оразов из Государственного историко-культурного заповедника «Древний Мерв». Он разработал проект реконструкции здания, пережившего несколько периодов функционирования. Очевидно, когда несториане ушли, бывшая церковь была капитально перестроена и продолжала использоваться уже в другом качестве еще очень долго. Среди находок, выявленных в этом году во время расчистки цокольной части здания, оказалась ремонтная кладка из квадратного жженого кирпича, а также много керамики, изделий из металла и даже монет, относящихся уже к XI-XII векам, когда достигло расцвета государство Великих Сельджуков. И лишь после того, как глиняные своды центрального зала обрушились, люди оставили его и постепенно вся постройка превратилась в высокий холм. Сомнения скептиков в том, что эти бесформенные на первый взгляд руины действительно были несторианским храмом, окончательно развеяли находки этого года, когда реставраторы удаляли оплывы сырцовых стен.

Конечно, в V-VI веках церковь не стояла в чистом поле, как сейчас, а находилась на территории небольшого города, чье название давно забыто и о котором теперь напоминает только огромный холм Дуечакын - это остатки мощной цитадели, настоящего «рыцарского замка», где жил, вероятно, местный владетель. Будущие раскопки этого холма наверняка дадут много дополнительной информации, относящейся к Хараба-кёшку.

Время не пощадило столь замечательное сооружение, но даже то, что от него осталось, может многое поведать о культуре великого города Мерва в доисламскую эпоху. Вот почему важная задача реставраторов - максимально бережно сохранить этот реликт для будущих поколений. Особую актуальность эта тема обрела на исходе ХХ века, когда весь комплекс памятников Древнего Мерва вошел в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. «Я с удовлетворением хочу отметить, - сказал Габриеле Росси-Осмида, - что за эти годы в Туркменистане достигнуты очевидные успехи в деле охраны и реставрации памятников прошлого, которыми так богата ваша страна. В Италии знают, какой государственный подход к культурному наследию демонстрирует Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов. В свою очередь мы готовы и дальше плодотворно сотрудничать со своими туркменскими коллегами, раскрывая забытые страницы истории и возвращая утраченную красоту».

Владимир КОМАРОВ, фото автора