22 мая 2017, 20:33



«Чудо-конь» на ковровом полотне

23.04.2015

На протяжении многих лет народный умелец, ковродел Шатгельды Бозаганов радует всех своим искусством. На этот раз в поселок Сунче, расположенный в предгорьях Копетдага, в 12 км от Бахарлы меня «позвал» удивительный чудо-конь, сотканный мастером.

Шатгельды воспитывался у бабушки Нязик в ауле, и часто с интересом наблюдал за тем, как она собирала и расчищала шерсть, скручивала ее, перематывала в мотки, пряла пряжу и окрашивала нитки. А потом, когда все было готово, бабушка садилась за ткацкий станок, и начиналось удивительное превращение цветной шерсти в рукотворное чудо.

Тогда, будучи подростком, он и познакомился с первичной обработкой шерсти для ковров, прошел все ее этапы, каждую ниточку пряжи перебирал своими руками. Шатгельды мог на ощупь отличить грубую и мягкую овечью пряжу, пуховую козью, колючую верблюжью… Любознательный мальчик подолгу засиживался возле ковровщиц, тщательно разбирая шерсть по цветам. Он и представить себе не мог, что шерсть имеет столько оттенков и тонов. Натуральный цвет пряжи варьировался от молочно-белого, бежевого до кофейно-коричневого и черного. Его интересовало все, что касается коврового искусства, и в 10 лет он нарисовал свой первый орнамент, который мама перенесла на ковер.

Окончив школу, он выучился на механика, работал по специальности. Но не зря в народе говорят, что изготовление ковров не оставляет своего мастера. Так и случилось. Шатгельды продолжил семейную династию ковровщиц и стал известным мастером коврового дела.


Как-то он привез из России прядильное оборудование – мини-станок для обработки 4 тонн шерсти. При сортировке пушистой шерстяной массы из 18 кг мастер получил десятки оттенков черного, белого, серого, коричневого цвета. Вот тогда к нему пришла идея соткать ковер из натуральной шерсти, не используя красители. Сначала его новшество не нашло отклика среди мастеров, ведь общеизвестным национальным брендом всегда являлся туркменский ковер в багряных тонах.

Вместе с женой Маягозель они соткали небольшой ковер плотностью 360 тысяч узлов из нитей натурального окраса с популярным ахалтекинским орнаментом. Новый ковер подвергли испытанию – бросили в чан с горячей водой, но после этого он стал еще краше, чистота естественных красок заиграла новым цветом.

Чаще всего на ковровых полотнах Шатгельды встречается изображение ахалтекинского скакуна. Обращаясь к нему как к безупречной модели, художник воспевает его грацию, демонстрирует идеальные черты экстерьера. Работы мастера – «Янардаг», «Беркарар», «Гырат», «5 скакунов» – частые участники выставок и неизменно обращают на себя внимание специалистов и зрителей своим неординарным подходом к изображению и технике исполнения рисунка. Сотканные им полотна известны во многих странах мира. Они демонстрируются на международных выставках и всегда получают всеобщее признание.

Но творческие идеи не покидают мастера. Теперь Шатгельды Бозаганов создал ковровое полотно, на котором ахалтекинский скакун изображен в своеобразном 3D-формате. Над эскизом своего объемного «чудо-коня» он работал более трех лет, а над созданием ковра – в течение восьми месяцев. Соткан он из мохера – очень тонкой шерсти козлят и мягкой шерсти мериносовых овец плотностью 600 тысяч узлов на 1 кв.м, а цветовая гамма полотна насчитывает 22 оттенка натуральной расцветки шерсти. Объем ковру придает вариация ворса. В традиционных узорах каймы он достигает 8 мм, а в фигуре скакуна – до 90 мм, рельефность изображению коня впоследствии придана специальными ножницами. Ширина эксклюзивного современного произведения искусства 157 см, высота – 126 см.

Это новое явление в ковроткачестве туркмен, но у мастера-ковродела еще немало творческих идей, которые он непременно хочет воплотить в жизнь, создавая ковровые шедевры.

Аджап БАЙРИЕВА,
Национальный музей туркменского ковра,
фото автора