Путешествие в заповедный мир туркменской природы: озеро Сарыкамыш

eye
529
Путешествие в заповедный мир туркменской природы: озеро Сарыкамыш
Путешествие в заповедный мир туркменской природы: озеро Сарыкамыш
Путешествие в заповедный мир туркменской природы: озеро Сарыкамыш
Путешествие в заповедный мир туркменской природы: озеро Сарыкамыш
Путешествие в заповедный мир туркменской природы: озеро Сарыкамыш
Путешествие в заповедный мир туркменской природы: озеро Сарыкамыш
Путешествие в заповедный мир туркменской природы: озеро Сарыкамыш
Путешествие в заповедный мир туркменской природы: озеро Сарыкамыш
Наша экспедиция, организованная проектом CADI (Инициатива по пустыням Центральной Азии), продолжается. До долгожданной встречи с озером Сарыкамыш остается преодолеть всего 3 км прибрежной равнины, хотя путь к нему был для меня гораздо продолжительнее и в пространстве, и во времени. В начале семидесятых, работая в бывшем Красноводском, ныне Хазарском заповеднике и, проводя учёты зимующих птиц, мы с коллегами облетали озера в русле Узбоя и Сарыкамыш на самолете, а спустя почти полвека, мне предстояло увидеть эти места воочию.

Свое нынешнее название озеро получило от древней котловины овальной формы длиной 150 и шириной 90 км на северной границе песчаного массива Каракумы и южных чинков плато Устюрт. Её глубина - 38 м относительно уровня мирового океана, а возраст исчисляется тысячелетиями. Логично предположить, что свой буйный нрав наша красавица Джейхун унаследовала от своей родоначальницы Пра-Амударьи, протекавшей по этим местам вместе с северо-афганскими реками задолго до появления человеческих цивилизаций. Судя по анализам донных отложений, котловина не раз становилась то озером, то сухой впадиной, а вот название прижилось и сохранилось до наших дней.

Сарыкамыш – Желтый тростник (камыш) ботаническая версия уже ставшего расхожим названия, в переводе с тюркского. Но захотелось больше узнать о его этимологии. Среди предлагаемых универсальными справочниками вариантов толкования доминировал, конечно же, дословный перевод - желтый (цвет), но с какой богатой палитрой значений! Ботаническую версию дополнили кувшинка, лилия и желтокорень. Также возможны семантические трактовки - ранняя весна, видимо, навеянная видом прошлогодних сухих растений, которые обнажил подтаявший снег, и желтая степь - как результат выжженной солнцем земли.

Глобальная сеть предложила ещё и ихтиологическую версию – озеро желтой рыбы, стерлядь. Учитывая ассоциативную связку золотой - стерлядь – возможно, озеро красной рыбы, то есть осетровых пород, а почему-бы и нет?! Живут же в Амударье большой и малый лопатоносы, самые древние представители осетровых рыб на земном шаре!

Териология предложила значения - желтые собака и лошадь, даже - белая овца с рыжей головой, к тому же жертвенная. Есть и социологическое - голод, а из области человеческих отношений - глубокая печаль, ссора, а ещё мужское имя, которое в устах обиженной женщины может звучать как «козёл» … Но филологические экзерсисы привели и к более приятным находкам – осведомленный человек, много слышавшие люди, седобородые старцы.

В археологическом значении деревянный остов и название звезды в астрономии. В физико-географическом варианте – жидкий, текучий, лить - это уже к реке, а ткать, плести и вить - из другой области. Голова пошла кругом, но появилась орнитологическая версия, стало легче! Вить (возможно, гнезда), желток, а также название «царя птиц» беркута, согласно ведической терминологии, совсем неожиданная версия – ястребиный остров! Был еще город в Армении и каркидоны из статьи Андрея Ланиуса, но семантическое путешествие пора было завершать …

Перед глазами предстала живописная долина, лёгкая рябь на глади озера и поросший тополями и другой растительностью остров. Все компоненты рая для птиц. В пойменных лугах - обилие перепелов, в тростниках - лысух и камышниц, на их кромке гнезда поганок, бакланов и уток, в густых кронах и среди подроста обилие голубей и сов, множество воробьиных птиц, а на вершине птичьей пирамиды – ястребы! Мелкие – перепелятники, названные именно за пристрастие к перепелам, крупные – тетеревятники, издавна используемые в качестве ловчих птиц, для традиционной в наших краях охоты, включая быстрых соколов и сильных беркутов, которым, наверняка, нашлось бы место в этом динамичном сюжете с оттенками сюрреализма.

Сарыкамыш не обманул моих ожиданий. Поросшие буйной, только просыпающейся растительностью берега и островки, плесы и отмели и даже большое зеркало озера, были заполнены птицами. Протяженность нашего маршрута по юго-восточному берегу составила 6 км, где мы встретили 1226 особей 59 видов птиц. В прибрежной зоне уютно соседствовали мелкие воробьиные птицы, фазаны и красавцы лебеди-шипуны. На большом зеркале и плесах увлечённо хлопотали гнездящиеся чомги, пеганки, красноносые нырки и задержавшиеся на пролете широконоски и хохлатые чернети. На островах уже достроили гнезда и приступили к насиживанию большие бакланы, а на отмелях отдыхали и кормились рыжие цапли, лысухи, ходулочники, малые, морские и толстоклювые зуйки, запоздавшие галстучники, черно- и краснозобики, песчанки, кулики-воробьи, прозванные так за мелкие размеры, турухтаны, поручейники, улиты, травники, бекасы, белохвостые пигалицы и камнешарки, ловко добывающие корм из-под камешков, разбросанных по берегу.

По количеству преобладали чайки и крачки. Особенно порадовала встреча с тремя черноголовыми чайками, первые залеты которых в Туркменистан были отмечены еще в 1977 г., и пары черных крачек, тоже нечастых гостей наших водоемов. Присутствовали на «пернатом форуме» и привычные для этого времени года озерные чайки и морские голубки, отметились уже знакомые нам «кевечки», а также мелкие стайки пёстроносых, речных, малых и белощеких крачек.

По-настоящему удивила отдыхавшая на отмели стая из 664 белокрылых крачек, при взлете образовавших в небе «ковер-самолет». Я встречал на Каспии и других водоемах нашей станы тысячные стаи хохотуний, морских голубков, пестроносых и речных крачек, но такого скопления именно этих птиц в одном месте прежде не видел.

Над водной гладью скользили деревенские и береговые ласточки, над сушей зеленые щурки. В кустах, на низменных участках и среди травы суетились жаворонки, трясогузки и чеканы, каменки, скворцы, пеночки, синицы, вьюрки, сороки, пустынные вороны и кукушки. Выше всех барражировали, высматривая добычу, болотные луни и пустельги. Вода в пустыне нужна практически всем, исключая немногих, высоко адаптированных к ее условиям эремофилов, обходящихся живительной метаболической влагой, извлекаемой из пищи.

Мы прибываем к врезавшейся в коренной берег узкой заводи, которой заканчивается тянущийся с востока на запад почти 7-километровый, хорошо сохранившийся участок древнего русла реки, а ныне овраг Мергенашан, где нас, наверняка, тоже ждут интересные встречи…

Последние новости