Туркменистан - в списке нематериального культурного наследия человечества. Часть 3. Куштдепди

eye
519
Туркменистан - в списке нематериального культурного наследия человечества. Часть 3. Куштдепди

В предыдущих публикациях посвященных элементам, связанным с Туркменистаном в Списке нематериального культурного наследия человечества, сайт «Золотой век» рассказал о включении в перечень эпоса «Гёроглы» и весеннего праздника Новруз.

В ходе 12-й сессии Межправительственного комитета по сохранению нематериального культурного наследия, проходившей в декабре 2017 года в корейском городе Чеджу, в Репрезентативный список нематериального культурного наследия человечества было включено туркменское национальное искусство пения и танца «Куштдепди».

Знакомство большинства любителей танцевального искусства с этим самобытным видом фольклорного творчества началось в начале 1970-х годов. Одним из людей, активно способствовавших включению танца в программу международных фольклорных фестивалей, стал Мамедораз Худайбердыев, сын которого Союнмамед посвятил жизнь изучению истории куштдепди.

Союнмамед Худайбердыев отмечает, что куштдепди был особенно популярен у туркмен, населявших побережье Каспийского моря. Классический куштдепди состоит из нескольких возрастающих по мере эмоционального состояния исполнителей циклов, носящих названия «бир депим», «ики депим», «уч депим», «отурма депим», «дивана», «седрат» и «зем–зем».

Как отмечает исследователь, в настоящее время наиболее популярны первые три из семи циклов. Во время «бир депим» участники танца одновременно правой рукой и правой ногой делают своеобразный полуоборот в левую сторону, затем возвращаются в исходное положение и вместе продолжают движение по кругу. «Ики депим» цикл, когда танцующие делают два полуоборота подряд, а «уч депим» – три полуоборота.

Традиция исполнения танца берет начало в глубокой древности. Перед тем, как пуститься в пляс, проводился следующий ритуал. На заре шаман разжигал костер. Для разведения огня выбиралось специальное место, чаще всего особенно красивое. Например, костер разводился у одинокого дерева стоящего у ручья или на берегу моря.

У ритуального пламени собирались умудренные опытом аксакалы и обсуждали охоту, рыбалку, будущий урожай и многие другие бытовые хлопоты. Через некоторое время к беседам у огня присоединялись юноши и девушки. В определенный момент газалчи, виртуозный исполнитель лирических стихотворений - газалов, подавал знак и в пляс пускались все.

У каждого участника действа были свои обязанности и строгий порядок поведения в процессе исполнения. Простых зрителей не было. Считалось, что одной из главных целей танца было выражение благодарности богу огня. Однако Худайбердыев отмечает, что туркмены старались подчеркнуть в своем неповторимом, не имеющем аналогов танце единение со всей живой природой, а не только со стихией огня. Ведь неслучайно слово «куштдепди» можно перевести или как «птичий барабан» или как «птичий танец», а исполнялся он перед выходом рыбаков, живущих на побережье Каспия, в море за уловом. После благополучного возвращения мужчин читалась коллективная молитва, и затем, когда свое выступление заканчивал газалчи, исполнялся танец. 

О единении исполнителя с природой говорит и то обстоятельство что куштдепди состоит из семи танцевальных элементов: удара в ладоши, удара ногой по земле, наклонов корпуса, поворотов головы, прыжков, приседаний и вращений. Хлопок в ладоши символизировал для моряков хлопанье крыльев птиц, как бы призывая их помочь рыбакам найти дорогу домой.

Куштдепди несёт в себе мощный жизнеутверждающий посыл. Не случайно в Туркменистане бытует поговорка: «Танцующему куштдепди Всевышний дарует здоровье».

Роман ТЕПЛЯКОВ 

Фото: Алексей ГИМАЛИТДИНОВ, Меретдурды РОЗЫЕВ 

Последние новости