Александр Александрович Марущенко – путь первопроходца

eye
1527
Александр Александрович Марущенко – путь первопроходца

В двадцатые годы прошлого века, в возрасте 25 лет, получив диплом археолога в Московском государственном университете, в Ашхабад из России прибыл Александр Александрович Марущенко, для того, чтобы возглавить впервые организованную археологическую секцию Института туркменской культуры. С тех пор до конца своих дней этот неутомимый труженик, ставший непревзойденным знатоком древностей Туркменистана, жил и работал в Ашхабаде. Он стал одним из основоположников туркменской археологии, первооткрывателем большинства важнейших исторических памятников.

Одной из важнейших научных задач с первых лет работы в институте археолог считал создание хронологической шкалы комплексов для всех периодов существования оседлой жизни на территории Южного Туркменистана. Основу для решения этой задачи в начале ХХ века заложила американская экспедиция в Анау под руководством Рафаэля Пампелли.

Тщательно изучив результаты американских исследований, Марущенко провел собственные раскопки на поселении Ак-депе, близ местечка Бекрова. Ему еще предстояло открыть множество древнеземледельческих поселений на территории Южного Туркменистана. В 1939 году, после 10 лет упорной работы, предложил свою хронологическую колонку культур Анау, состоявшую из 12 стадий, имевших четкую археологическую характеристику и более точные датировки.

За громкими названиями экспедиций 30-х годов – Теджено-Мургабская, Амударьинская, Каракумская – скрывается самоотверженный физический и интеллектуальный труд самого Марущенко, единственного их участника. Для проведения научных изысканий археолог получал скромные командировочные, а все остальное зависело от его личного энтузиазма. Так, во время Амударьинской экспедиции, доехав до Келифа на поезде, Марущенко несколько дней обследовал его окрестности. Далее по железной дороге он добирался до станций Мукры и Керкичи. А вот участок пути в 200 километров до Чарджоу, где в те годы еще не было железной дороги, пришлось преодолевать пешком. Единственной «хорошо» обеспеченной технически довоенной экспедицией ученого можно назвать Каракумскую, осуществленную в 1937 году. В распоряжении Марущенко были проводник и два верблюда. В этом составе за 26 дней по пустыне было пройдено 600 километров.

Марущенко принадлежит заслуга в изучении важнейших археологических памятников Туркменистана: Нисы и Мерва. Благодаря его раскопкам на Старой Нисе культура коренных районов Парфии впервые предстала перед современными учеными в реальных материальных объектах. В 1935 году на Третьем международном конгрессе по иранскому искусству и археологии в Ленинграде, археолог первым высказал мнение о связи этого Нисы с деятельностью парфянских царей. Представления Марущенко об этом памятнике сыграли большую роль в последующей его интерпретации.

А вот его работы в Мерве до сих пор остаются малоизвестными, но именно Марущенко принадлежит заслуга в выявлении основных периодов истории этого крупного города Среднего Востока.

Вот два документа, датированные 1937 годом. В «Энциклопедии ислама» встречается обобщающая справка академика Александра Юрьевича Якубовского о Мерве, где отмечалось, что ранняя история города по-прежнему остается неизвестной. Примерно в то же время Александр Александрович составил «Отчет-конспект» о результатах своих раскопок. В нем на основе документальных археологических материалов говорится об основании Мерва в ахеменидский период, о существовании слоев эллинистического и аршакидского времени. Именно труд Марущенко впервые позволил выявить соответствующие археологические комплексы. Раскопки сопровождались и обнаружением весьма редких письменных документов (остраков) на среднеперсидском, арабском и согдианском языках.

Среди археологов, занимавшихся изучением древнейшего прошлого Туркменистана, Александр Александрович по праву считался лучшим знатоком местных памятников. Марущенко изъездил и главным образом исходил практически всю территорию Туркменистана. Именно он стал первооткрывателем большинства памятников джейтунской культуры. Честь введения в научный оборот эпонимного памятника этой культуры – поселения Джейтун - также принадлежит Марущенко.

Работая в Институте истории Академии наук Туркменистана, специалист охотно делился накопленными им огромными запасами знаний с молодыми археологами, в числе которых был, например, будущий академик Еген Атагаррыев. Он вспоминал, что Александр Александрович, прекрасно знавший туркменские обычаи и культуру, в экспедициях не раз демонстрировал коллегам свое умение читать «язык» туркменских ковровых узоров.

Многие годы оппонентом ученого был академик Михаил Евгеньевич Массон. В результате разногласий с последним в конце жизни Марущенко совершил необычный поступок, сознательно перешел из профессионалов в любители.

Как только ему исполнилось 60 лет, он подал заявление о выходе на пенсию и занялся самостоятельными научными исследованиями. Исследовательская активность Александра Александровича не угасала до последних дней его жизни. Он оставался в курсе всех археологических событий, выступал с интересными докладами на конференциях. Из последней своей полевой поездки Марущенко вернулся в конце августа 1976 года всего за две недели до кончины.

Много лет спустя его труды стали постепенно публиковаться благодаря энтузиазму его учеников и коллег, а в память о нем был издан солидный научный сборник, приуроченный к 100-летию ученого-первопроходца.

Роман Тепляков