Мурад Садыков: неизгладимый след в туркменской культуре

eye
1717
Мурад Садыков: неизгладимый след в туркменской культуре

Открылась дверь с табличкой «Тихо. Идет экзамен!», и перед приемной комиссией Туркменского государственного музыкального училища предстал интеллигентный симпатичный младший научный сотрудник Гипроводхоза. Первая реакция членов комиссии – спросить: «Вы не ошиблись дверью?». Но абитуриент четко называет свою фамилию: Садыков Мурад. Члены комиссии – люди бывалые, им приходилось встречаться с удивительными талантами и, наоборот, с удивительными бездарями, а также со скрипачами и пианистами, желающими резко изменить свою судьбу и продолжить обучение по вокалу, но чтобы абитуриентом был научный сотрудник, такого еще не было. Однако стоило Мураду Садыкову запеть, и сердца суровых экзаменаторов растаяли…

Одновременно попробуем войти в состояние Мурада Садыкова. Переступить порог музыкального училища в его статусе − это был шаг, равнозначный подвигу, благодаря которому не только на родине узнали и полюбили народного артиста Туркменистана Мурада Садыкова.

Его «концертная» деятельность, можно сказать, началась в военные годы, когда хорошенький мальчуган с мандолиной в руках приходил в эвакуированный в Ашхабад госпиталь для раненых бойцов, и высоким звонким голосом на чисто русском языке выводил: «Расцветали яблони и груши…». Солдаты улыбались и плакали, просили приходить ещё. А однажды один расчувствовавшийся боец подарил маленькому певцу целую буханку черного хлеба. Буханка хлеба в военное время – это было невиданным счастьем! Мурад нёс домой свой первый гонорар, предвкушая, как мама обрадуется и разрежет хлеб на равные части, чтобы накормить брата и двух сестёр. Чувство голода, постоянно мучавшее его, возрастало от вкусного запаха, и, опасаясь не устоять перед хлебным соблазном, вторую половину дороги до дома он почти пробежал.

Но хлеб хлебом, а больше всего нравилось Мураду выступать. Он прекрасно осознавал, как под воздействием его голоса люди меняются, и это завораживало мальчика. И он пел в художественной самодеятельности детского дома, куда его определила мама, так как нечем было кормить детей. В школе занимал первые места в конкурсах. И чем больше пел, тем больше ему это нравилось. Но кроме пения был и мальчишеский интерес к технике, что и предопределило выбор вуза – поступил в Туркменский гоударственный сельскохозяйственный институт (ныне университет). А там – художественная самодеятельность, поездка в Москву на Всемирный фестиваль молодежи и студентов в 1957 году.

Получив диплом инженера-гидротехника, он сразу же поступил на вечернее отделение музучилища по классу вокала, но еще 7 лет работал по специальности, несколько лет успешно совмещая музыку и науку, пока его перед защитой научной работы не попросили выбрать что-то одно. И музыка победила. Это был точный расчет молодого инженера: во-первых, он становился профессиональным певцом, во-вторых, вращаясь среди музыкантов, легче было создать свой ВИА – вокально-инструментальный ансамбль, без которого Мурад не представлял своего будущего.

Так и вышло. Вокруг успешного солиста радио и телевидения собирались единомышленники − Ришат Шафиев, Ильяс Реджепов, Шамамед Бяшимов, Хаджириза Азизов, которые также, как Мурад, жили музыкой. В 1970 году творческими силами этой группы музыкантов был создан вокально-инструментальный ансамбль «Гунеш». В основе его творчества был фольклор в современной аранжировке. Такой подход был безошибочен: национальный колорит в сочетании с новейшими музыкальными тенденциями покорял слушателей.

Нежный голос Мурада Садыкова зазвучал по радио − а в то время радиоприемники были в каждом доме − и исполненные им песни сразу же становились хитами. В их числе «Свадебная песня», «Лунная ночь», «Будешь удивляться», «Любимая моя», «Лейла», «Ковровщица», «Утренний ветерок», «Белый голубь» − песни, созданные туркменскими композиторами Чары Нурымовым, Данатаром Овезовым, Аманом Агаджиковым, Вели Мухатовым, но представшие в эстрадной интерпретации. Песня «Белый голубь» настолько полюбилась сельчанам, что когда на гастроли в глубинку приезжал ВИА «Гунеш», местные мальчишки, увидев Мурада Садыкова, радостно оглашали на всю округу: «Белый голубь к нам приехал!!!». Образ Мурада Садыкова ассоциировался с песней «Белый голубь».

Успех ансамбля «Гунеш» притягивал молодых музыкантов, и вскоре его состав пополнился Станиславом Морозовым, Владимиром Белоусовым, Степаном Степаняном, Олегом Королёвым. В 70-е годы прошлого столетия наблюдался всплеск вокально-инструментальных ансамблей во многих союзных республиках. И ансамбль «Гунеш» влился в число таких известных эстрадных коллективов, как «Веселые ребята» (Москва), «Поющие гитары» (Ленинград), «Песняры» (Минск), «Цветы» (Москва), «Иверия» (Тбилиси), «Ялла» (Ташкент) и др.

Для слушателей каждое выступление ансамбля «Гунеш» было долгожданным подарком. Великолепно звучал проникновенный голос Мурада Садыкова при исполнении русских песен: «Песня о матери», «Русское поле», «Смуглянка», «На солнечной поляночке» и другие. В дальнейшем эти песни вошли в антологию Всесоюзного радио.

Рассказывают, что когда кинорежисер Леонид Быков искал исполнителя песни «Смуглянка» для саундтрека в фильме «В бой идут одни “старики”», он прослушал несколько записей разных певцов, не зная их имен, и, услышав исполнение Мурада Садыкова, заметил: «Вот этот русский парень здорово поет». Кто-то заметил: «А он не русский». «Да не может быть!», – воскликнул режиссер. И неповторимый голос Мурада Садыкова вошел в знаменитую советскую киноленту 1973 года, получившую целый ряд премии.

Популярность певца вышла далеко за пределы республики и страны. С ошеломляющим успехом проходили гастроли ВИА «Гунеш» в Германии, Чехословакии, Болгарии, Монголии, Канаде, в странах Африки, во Вьетнаме. «После концерта в городе Хошимине, – вспоминал Шамамед Бяшимов, – состоялась торжественная церемония присвоения Мураду Садыкову звания «Почётный гражданин города», вручения памятного знака и ордена «Дружбы народов». Признание нашего соотечественника звучало как гимн нашей Родине, как высокая оценка туркменского национального искусства».

Коллектив ансамбля «Гунеш» становился лауреатом польского конкурса «Зелена Гура» в 1978 году, фестиваля в Грузии «Весенние ритмы» в 1980 году, Всесоюзного конкурса поп-музыки и песни в Армении в 1981 году. В 1982 году ансамблю «Гунеш» было присвоено почетное звание «Заслуженный художественный коллектив Туркменской ССР». В том же году Мураду Садыкову присваивается почетное звание «Народный артист Туркменистана».

И вдруг на пике славы успешный ансамбль прекращает свое существование. Руководитель «Гунеша» Мурад Садыков неожиданно выходит из группы, а без него незаурядный музыкальный коллектив распадается. В творческих группах такое происходит довольно часто. Обычно яблоком раздора становится человеческий фактор – внутри коллектива или вне его. Что бы там ни было, но во второй половине восьмидесятых группа распалась.

Концертная деятельность Садыкова, впрочем, и раньше совмещалась с его сольными выступлениями в содружестве с другими аккомпаниаторами. Продолжалась она еще много лет и после «Гунеша». Мурад Садыков выступал с разными оркестрами: симфоническими, эстрадно-симфоническими, ашхабадскими и московскими, а также с камерными музыкантами.

В 2013 году знаменитого певца не стало, но его прекрасный голос по-прежнему продолжает жить в сердцах туркменистанцев. Указом Президента страны Гурбангулы Бердымухамедова в 2016 году Мурад Садыков посмертно был награжден медалью «Watana bolan söýgüsi üçin”. Вклад певца в развитие туркменской эстрады достойно оценен соотечественниками.


Тамара ГЛАЗУНОВА

Последние новости