Игорь Хлопин: неутомимый исследователь древностей Южного Туркменистана

eye
904
Игорь Хлопин: неутомимый исследователь древностей Южного Туркменистана

Среди фотографий из домашнего архива знаменитого археолога Виктора Сарианиди, использованных в посвященном его памяти 6-м томе трудов Маргианской археологической экспедиции, есть несколько, сделанных в 1950-х годах в Туркменистане. На одной из них запечатлены трое еще молодых, энергичных, уверенных в будущих громких открытиях, которые помогут пролить свет на тщательно скрываемые прошлым тайны, молодых человека. 

Тогда их называли «Геоксюрское трио». О двух из них: самом Викторе Ивановиче и его одногодке Вадиме Михайловиче Массоне своими воспоминаниями уже делились с читателями «ЗВ» ученики и коллеги великих ученых. 

Сегодняшний материал посвящен третьему знаменитому исследователю - Игорю Николаевичу Хлопину. Воспоминаниями о совместной работе с археологом поделилась заведующая отделом Национального управления Туркменистана по охране, изучению и реставрации памятников истории и культуры, кандидат исторических наук Эджегуль Атаевна Мурадова. 

– Игорь Николаевич Хлопин родился 7 июня 1930 г. в семье, где два поколения мужчин были связаны с медициной. А вот Игорь большую часть своей жизни посвятил археологии, проводя в полевых условиях под палящим азиатским солнцем кропотливые исследования, иногда имея на обед лишь несколько кусочков чурека.

В годы Великой Отечественной войны семья Хлопиных была эвакуирована из родного Ленинграда в Самарканд. Тяготы военного времени и полуголодной жизни соседствовали с дивными «картинами Востока». Впечатления от Самарканда, где современность гармонично переплеталась с минувшим, где в центре современного города находится площадь Регистан, на которой высятся несколько медресе XV–XVII веков, а в других районах располагаются гробница Гур-Эмир, мечеть Биби Ханым, построенная в начале XV века, и знаменитый некрополь Шахи-Зинда, повлияли в дальнейшем на выбор юношей профессии.

В семье, когда Игорь озвучил желание овладеть в качестве специальности такой романтичной, но не слишком рациональной сферой знаний, как археология, его решение приняли.

В результате юноша в соответствии со своими сложившимися профессиональными интересами поступил на кафедру археологии исторического факультета Ленинградского государственного университета (ЛГУ). Здесь он вскоре заинтересовался более ранними древностями, чем средневековые артефакты Самарканда. Дипломная работа молодого выпускника кафедры «Сравнительная характеристика энеолитических культур Ирана и Туркмении» не только получила оценку «отлично», но и привлекла внимание специалистов Академии наук СССР в области первобытной восточной археологии.

Кандидатскую диссертацию «Племена раннего энеолита Южной Туркмении (Геоксюрский оазис)» Хлопин успешно защитил в 1962 г. В работе был обобщен материал памятников с расписной керамикой Средней Азии, Двуречья, Передней Азии, Северной Индии. В работе автору удалось дать анализ развития материальной культуры населения Южного Туркменистана в период IV-III тыс. до н.э. В 1964 г. диссертация была опубликована под названием «Геоксюрская группа поселений эпохи энеолита». В этой и других работах проявился интерес археолога к постановке основополагающих историко-археологических проблем, связанных с ранними земледельцами, их происхождением, расселением, культурой и религией.

Не отрываясь порой месяцами от своих рукописей, Хлопин продолжал вести и активную полевую деятельность. Туркменистан и его археология со спецификой раскопок глинобитных строений была совершенно новой стезей для ученых во второй половине 1950-х годов. Начиная с 1955 года, Игорь Николаевич регулярно, иногда дважды в год, выезжал в среднеазиатские экспедиции. Уже в первый сезон на раскопках Кара-депе он, буквально вгрызаясь в землю, овладевал непростой методикой раскопочного поиска стен и полов древних домов и строений, вскоре став первоклассным профессионалом этой особой полевой методики. При развертывании широких работ в Геоксюрском оазисе, связанных с изучением памятников эпохи энеолита, Хлопин в 1957-1958 гг. возглавил раскопки небольшого поселения раннего энеолита Дашлыджи-депе, которое впервые в практике таких работ было полностью раскопано на уровне всех трех строительных горизонтов.

С 1968 г. Хлопин - руководитель Сумбарской археологической экспедиции, Она занималась работами в Кара-Кала близ реки Сумбар, которая и дала экспедиции название. Местные жители и работники Сюнт-Хасардагского заповедника на протяжении всего периода работы отряда старались создать улучшенные бытовые условия для работы и жизни археологов. Непосредственно на территории заповедника экспедиции были выделены жилые помещения для проведения необходимых исследований.

В работе отряда принимали активное участие супруга Игоря Николаевича, кандидат исторических наук Людмила Ивановна Хлопина и не раз приходившая археологам на помощь антрополог Татьяна Петровна Кияткина, способная по одной самой незначительной детали дать полную и развернутую характеристику найденным останкам.

В какой-то мере отряду повезло, что слой, где были сделаны самые важные находки, за минувшие тысячелетия не был поврежден. В результате экспедиции удалось открыть ранее неизвестные памятники эпохи энеолита и бронзы, которые ныне признаны эталонными. Итоги раскопок стерли многие белые пятна на археологической карте южной земледельческой зоны Туркменистана и Северного Ирана. Изученные могильники дали превосходный массовый материал, который благодаря точности и тщательности исследования приобрел качества важнейшего исторического источника для юга Средней Азии.

Совершенно особую коллекцию находок на Пархай-депе составляют керамические жертвенники, похожие на миниатюрные столы с парой скульптурных изображений бараньих голов, чашами на углах и рельефными змеями: извиваясь, они тянутся к этим чашам по всем четырем ножкам. Теперь можно только гадать, для каких культовых церемоний использовались эти изящные предметы, но они, несомненно, были связаны с погребальными обрядами - полагал Хлопин.

Однажды общительному и ценившему дружбу ученому его туркменские помощники подарили щенка горного алабая. Игорь Николаевич дал ему кличку Сумбар и даже взял с собой в ленинградскую квартиру.

Комплекс находок оказался настолько велик, а его историческое содержание настолько емко, что стало возможным восстановить ряд направлений хозяйственной деятельности древнего населения, его семейные и родовые взаимоотношения. Результатом полевых и кабинетных изысканий явилась монография «Юго-Западный Туркменистан в эпоху поздней бронзы: по материалам Сумбарских могильников», опубликованная в 1983 г. По этой тематике в 1984 г. Хлопин успешно защитил докторскую диссертацию.

Обладая широким кругозором, Игорь Николаевич исследовал очень разные явления, такие как возникновение ковроткачества, произрастание мандрагоры, семантика орнаментов на керамике, погребальный обряд в древних обществах, истоки зороастризма.

Последний раз Игорь Николаевич побывал в Туркменистане в 1993 году. В это время он обрабатывал коллекции памятника Пархай II для публикации, подготавливал обширный иллюстративный материал, но полностью завершить свой капитальный труд не успел: 7 декабря 1994 года ученый скоропостижно скончался.

Исследования Пархайского могильника, последней крупной работы специалиста, которая подводит итоги изысканиям в Сумбарской долине, были подготовлены к печати учениками мэтра - Евгенией Владимировной Бобровской и Владимиром Алексеевичем Завьяловым. В работе авторы использовали черновики и разработки своего учителя, стараясь максимально сохранить все основные гипотезы, выдвигавшиеся Игорем Николаевичем.

Вадим Михайлович Массон в своем некрологе написал о Хлопине следующее: «Он отличался глубокой преданностью науке, был счастливым мужем, ценил интересную беседу, пусть и переходящую порой в дружеский спор, обладал изысканными манерами, но не чурался душевного застолья».

 Роман ТЕПЛЯКОВ

Последние новости