Корифеи национальной школы живописи: Евгения Адамова

Фото: Юрий ШКУРИН

В привычном для нас представлении Евгения Михайловна Адамова совсем не была похожа на художника: она не носила черного берета, экстравагантного шарфа и огромной сумки через плечо. Одевалась обычно, а интеллигентные манеры, эмоциональная сдержанность и неспешность делали ее похожей скорее на врача или учителя. Но это как раз тот случай, когда внешность обманчива, потому что Евгения Михайловна была художником от Бога.

Она родилась в 1913 году в городе Ливны Орловской губернии в семье банковского служащего. Девочка появилась на свет с «карандашом в руках» и больше всего любила рисовать. Однако путь к мечте складывался для неё непросто. Увлечение дочери рисованием в семье не приветствовалось. Родители, желая ей стабильной и востребованной «женской профессии», видели в ней врача или учителя. Не посмев противиться воле семьи, Евгения Михайловна окончила Харьковский педагогический техникум и несколько лет была учителем начальных классов.

В 1932 году семья Адамовых переехала в Ашхабад, куда был переведён на работу её отец. Здесь, по настоянию родителей, Евгения Михайловна становится студенткой медицинского вуза. Но на третьем курсе, несмотря на несомненные успехи, она бросила учёбу в институте и поступила в Туркменское государственное художественное училище им. Шота Руставели.

В возрасте 22 лет Евгения Михайловна наконец-то попала в родную ей стихию творчества, чтобы при помощи палитры и холста постигать таинство создания произведений искусства. На туркменскую живопись 30-х годов прошлого столетия огромное влияние оказали Геннадий Бабиков, Музафар и Юлия Данешвар, Иван Черинько, стоявшие у истоков создания национальной художественной школы. Соцреализм в то время был доминирующим жанром в живописи, а трудовой героизм – основной темой. Этого требовало время, и молодые художники с юношеским энтузиазмом делали зарисовки для своих будущих картин. Студентке Адамовой это давалось легко.

Вскоре Евгения Михайловна вышла замуж за своего педагога Ивана Черинько. Как художник Иван Иванович придерживался академического стиля в живописи. Это был великолепный портретист и пейзажист. У него много станковых работ, часть из которых находится в постоянной экспозиции Музея изобразительных искусств, а часть – в запасниках. Многое из того, чем владел сам, он передавал своей ученице и любимой женщине. Это была на удивление счастливая пара: Иван Иванович был верным другом Евгении Михайловне и в жизни, и в творчестве, и она отвечала ему взаимностью.

Однако их счастье продолжалось недолго, землетрясение 1948 года разрушило глинобитные стены дома, в котором жили два счастливых художника, потолок рухнул, придавив их деревянной балкой. Какое-то время заживо погребенные супруги переговаривались, но к утру Иван Иванович перестал отвечать на вопросы… Как только рассвело брат Евгении Михайловны, авиатор Георгий отыскал в обломках сестру с погибшем мужем. Евгению Михайловну на самолете отправили в Баку.

Бакинский врач, осмотрев пострадавшую и зафиксировав переломы на руках и ногах, сообщил Евгении Михайловне неожиданную новость: она ждет ребенка. Это была очень желанная и очень запоздалая весть. Природная стихия забрала у нее любимого человека, но подарила материнское счастье, давшее ей силы жить и продолжать изобразительное творчество.

Художник Адамова была ярким представителем социалистического реализма в живописи. Она обладала редкой способностью во время многочисленных экспедиций впитывать умом и сердцем особенности нравов и быта туркменского народа, а затем воплощать яркие впечатления на холсте. С полным правом её можно назвать уникальным художником, потому что ей тонко удавалось подмечать нюансы традиций и семейного уклада.

Картина «Все-таки буду учиться» сделала Евгению Адамову знаменитой на всю страну. В центре сюжета, рассказывающего о драматичном периоде на сломе эпох и деспотичных устоев, девочка-подросток, противостоящая запрету отца на посещение школы. Не осознавая того, Евгения Михайловна создала полотно, ставшее символом нового периода в исторической судьбе туркменских женщин.

Реалистичные картины Адамовой «транслируют» дух времени. Одна из них – полотно «Новая песня», героиня которого – женщина-бахши. Как и предыдущая картина она выполнена в академическом стиле, в ней чувствуется влияние Ивана Ивановича.

«Туркменские женщины - Родине» - в этой картине Евгения Михайловна увековечила подвиг наших соотечественниц, сдававших фамильные ценности и теплые вещи в фонд обороны. На красном фоне, усиливающим эмоциональный накал и трагизм времени, четыре женщины в очереди пункта приёма – у них необыкновенные лица: серьезные, решительные, жертвенные. Каждая из них понимает, что согласно обычаям должна быть хранительницей серебряных украшений, переходящих от поколения к поколению, но во имя Победы над фашизмом они без сожаления жертвуют своими драгоценностями.

Ещё одно яркое полотно Евгении Михайловны – «Доярки». Четыре молодые, энергичные женщины ранним утром, в хорошем настроением идут на ферму. Несмотря на название, картина не о профессии, она – о красоте, подчеркнутой мягкими цветовыми нюансами и гармоничной палитрой, осязаемой свежестью еще не прогретого солнцем воздуха. Мажорное настроение полотна символизирует эпоху «оттепели».

В картине «1 сентября» Евгения Михайловна очень тонко, сквозь призму настроенческих нюансов передала атмосферу важного события в жизни маленькой героини. Мама собирает в школу радостную от предвкушения чего-то нового и интересного первоклассницу. В картине столько обаяния и искренних эмоций, что она неизменно вызывает улыбку.

У Евгении Адамовой каждая работа доведена до совершенства. В этом проявился не только талант, но и характер живописца. В 1964 году ей было присвоено звание народного художника Туркменистана, а в 1968 году она стала лауреатом премии имени Махтумкули. Богатым творческим опытом она делилась с молодыми живописцами: Верой Гылыевой, Владимиром Багдасаряном, Селимом Амангельдыевым, Камилем Велиахмедовым и другими, руководя молодёжной секцией художников. Евгения Адамова оставила яркий след в туркменской культуре, и по праву считается одним из лучших живописцев своего времени.

* * *

Недавно мы рассказали о перипетиях судьбы Ольги Мизгиревой. Представив читателям авторский взгляд на творчество и судьбу Евгении Адамовой, позволю себе провести аналогию между двумя ярчайшими личностями в истории туркменской живописи. Народный художник Туркменистана Евгения Адамова была на пять лет моложе заслуженного агронома Туркменистана Ольги Мизгирёвой. При благоприятных обстоятельствах художницы могли бы встретиться и стать подругами, что могло кардинально повлиять на судьбу Ольги Фоминичны. Но к сожалению, а может быть и к счастью, этого не произошло… Их развели судьбоносные решения: Мизгирева бросила живопись ради науки, а Адамова отказалась от профессии врача ради живописи. Но и Мизгирева, и Адамова выбрали туркменскую женщину главной героиней своего творчества. Ольга Мизгирёва восхищалась её красотой, а Евгения Адамова – поступками.