Сохраняя вековые традиции

На территории этрапа Довлетли вблизи села Талимарджан есть старинная сардоба - самая крупная из всех сохранившихся в восточном регионе страны. Хранилище воды датируется XVI веком. Диаметр сардобы составляет 12 метров, ширина стен в нижней скрытой водой части достигает полутора метров. Примечательно, что талимарджанская сардоба, в отличие от других, имеет выразительный портал, подчеркивающий ее монументальность и вместительность.

Эти старинные куполообразные сооружения высотой с двухэтажный дом не видны издалека. Ведь они предназначались для сбора и хранения дождевой и талой воды. Потому строились в низинах глинистых равнин, у подножия гор и холмов. Большая часть сооружения находилась внизу и была сокрыта накопленной влагой. По легендам, дно сардоб устилали большим ковром, что подчеркивало, с каким уважением и даже благоговением относились наши предки к их созданию, и участие в работах считалось богоугодным делом. И эти хранилища воды возводили, как говорится, всем миром.

При строительстве сардоб использовались чистая глина, просеянный песок, который смешивали с пеплом сгоревшего яндака и камыша. Кирпич для влагоустойчивости использовали только обожженный. Герметичность дна обеспечивали обработанные и состыкованные бычьи шкуры и кошма. Сверху укладывался жженый кирпич. Перед так называемым входом обязательно выкапывалась огромная воронка, куда стекала и накапливалась вода и оттуда поступала непосредственно под куполообразную крышу с круглым отверстием посередине. В стенах также со всех сторон непременно оставляли для вентиляции продолговатые окна наподобие бойниц. Древние зодчие предусматривали ниже и небольшие сквозные отверстия для дополнительного проникновения влаги и свежего воздуха внутрь.

Жаркие солнце лишь светлыми пятнами заглядывают внутрь таких сооружений, потому там температура всегда значительно ниже, чем в округе. Отсюда понятно, почему дошедшее до нас слово «сардоба» произошло от «сард» – «холодный» и «аб» – «вода» на фарси. Примечательно, что накопленная под куполом влага долго не портилась и всегда была пригодна для употребления. Согласно установившемуся ритуалу использовалось лишь одно ведро, находившееся здесь. Тем самым, по всей видимости, не допускалось замутнение и соблюдался строгий порядок очередности. Воду охотно пило местное население, а отдаленными от аулов сардобами пользовались чабаны и караванщики, поили овец и верблюдов, делали запасы до следующего привала. И везде каждую осень перед началом очередного сезона дождей древние сооружения и территорию вокруг очищали, устраивая всенародные ёвары.

Что касается территорий, расположенных вблизи Амударьи, то туда поливная и питьевая вода помимо прорытых вручную арыков подавалась еще с помощью чигиря – приспособления в виде колеса с закрепленными под определенным углом емкостями. Частично погруженное в рукотворные ответвления реки, оно, вращаясь от силы течения или ходящего по кругу верблюда, поочередно зачерпывало влагу и выливало в специальный желоб.

Сегодня продолжает целенаправленно улучшаться водообеспечение целинных земель, отгонных пастбищ и населенных пунктов. Там же на юге Лебапа три года назад ввели в строй новую мощную водоподъемную станцию. На Йылгынагызском машинном канале (его береговые склоны для герметичности облицованы бетонными плитами) дополнительно установили современные насосы. Для обеспечения нужд поселка Джейхун – административного центра целинного этрапа Довлетли – построен мини-завод для выпуска чистой воды.

И сардоба сегодня – лишь неброский памятник древней архитектуры. Он напоминает, как во все времена туркменский народ ценил драгоценную воду, каждую каплю которой сравнивал с крупицей золота.