27 марта 2017, 01:56



Источник жизни

26.02.2012

Никто никогда, наверное, так и не узнает, когда на нашей земле был вырыт первый колодец, да и суть не в этом! Суть в том, какую важнейшую роль в жизни наших предков на протяжении тысячелетий играли эти сооружения.

...И верить можете туркмену,
Что в жизни, как никто иной,
Он знает истинную цену
Бесценной влаги питьевой,


- писал туркменский поэт-классик Махтумкули.

С древних времён покровителем колодезного дела у туркмен был Шахызенна, в честь которого устраивали жертвоприношения. После первого снятия грунта мастер колодцев собирал людей на садака, чтобы во время рытья не случилось несчастья. Обустройство колодцев было трудоемким делом, поэтому мастера обязательно получали благословение от наставника. Колодезное дело требовало большого умения, приобретаемого многолетней практикой, осторожности и мужества. Люди этой профессии пользовались в народе большим уважением. Начиная от поиска места для колодца, что само по себе являлось искусством, до самого конца работ усса молил Шахызенна послать ему удачу.


До рытья колодца заранее заготавливали чёвлук, сплетенный из прутьев цилиндр, опускаемый в колодец, чтобы не обваливались стенки.

Во время рытья применялся специальный мешок, который наполнялся землей, для выноса из колодца.


После окончания трудного и кропотливого процесса колодец обустраивали: устанавливали журавль, приспособление для подъема воды из колодца.

Сложное и очень трудоёмкое сооружение представлял собой кяриз: система колодцев, соединенных между собой подземными арыками. Это была целая, очень длинная, подземная искусственная галерея, с помощью которой выводили родниковые воды подгорной полосы на посевные поля. Кяризы строили специальные мастера (кяризгены) путём рытья глубоких колодцев через строго определённые промежутки, соединяя их под землёй узким проходом в одну систему. Кяризных систем только в окрестностях Ашхабада насчитывалось до 25, некоторые из них очень древние.


История сохранила немало легенд, мифов, сказок, преданий, связанных с колодцами. Нередко героев народных дестанов злодеи сбрасывали в колодцы, чтобы замести следы и избавиться от них (например, дестан «Хурлукга и Хемра»), но в большинстве случаев герой освобождался и правда торжествовала. По легенде, известный суфийский шейх, теолог и поэт Абу Саид Мехнеи (967-1049), уроженец туркменского города Мехне, находившегося близ нынешнего села Меана (Мяне) Каахкинского этрапа, повторял наизусть многие суры Корана, спустившись вниз головой в колодец.


Некоторые колодцы - немые свидетели многих памятных и исторических событий, «безмолвные вестники» старины глубокой, «созерцатели» многих исторических выдающихся личностей: Балгуйы - колодец с пресной водой на берегу Красноводского залива, к югу от нынешнего города Туркменбаши, где в 1716 г. заложил небольшую крепость А.Бекович-Черкасский (Довлет Кизден Мурза - один из исследователей Турк¬менистана и Каспийского моря, выходец из влиятельного рода кабардинских князей).

Гызылтакыр - так называлась группа колодцев с пресной водой, расположенных на пути из Ахала в Хиву.Аджыгуйы (букв. «горький колодец») - так назывался оазис Маргианы в древней дельте реки Мургаб.

Караванные пути из туркменских земель уходили до Индии на юге, до Мекки и Медины, Стамбула через Иран и Багдад на западе, до Китая на востоке и до Оренбурга и Астрахани на севере. В далёкий путь караваны готовились очень долго и тщательно, выбирая опытного проводника - караванбаши. Караваны бывали от 80 до 1000 верблюдов. Все они подчинялись определенным правилам. Путь караванов обычно лежал вдоль колодцев, расположенных друг от друга на самых различных расстояниях. И одно из правил караванбаши состояло в том, что он одинаково относился ко всем купцам как в пути, так и у колодцев в пустыне, в караван-сараях, в городах и оазисах. Караваны сопровождала военная охрана.


Где колодец - там жизнь, там возникали новые поселения, люди осваивали новые земли и не случайно в сегодняшнем Туркменистане более 30 населенных пунктов, название которых напрямую связано с колодцами: в Балканском велаяте в Эсенгулыйском этрапе: Балгуйы (букв. «медовый колодец»), Алтыгуйы («шесть колодцев»); Чукургуйы («глубокий колодец»); в Берекетском этрапе: Аджыгуйы («горький колодец»); в этрапе Туркменбаши: Акгуйы («чистый колодец»). В Дашогузском велаяте: Кыркгуйы («сорок колодцев»), Узынгуйы («длинный колодец»), Акгуйы, Аджыгуйы («горький колодец»). В Марыйском велаяте: Дортгуйы («четыре колодца»), Янгуйы («боковой колодец»). В Лебапском велаяте: Гуйымугал, Гуйыарык, Толекгуйы. В Ахалском велаяте: Атагуйы, Порсыгуйы, Кяриз, Ачкяриз, Гаррыкяриз, Арапгуйы, Гулгуйы, Оракгуйы, Тязегуйы и другие.

Свой заметный след оставили колодцы и в туркменском фольклоре как символы надежности, кропотливого труда, чистоты.

Сейчас в Каракумах прокладываются новые автомобильные и железные дороги, появляются новые благоустроенные поселки. Все дальше и уверенней врезается в пустыню полоса оазисов, от нее в глубь песков уходят линии электропередачи, водоводы, в центральных районах пустыни вырастают нефтяные и газовые промыслы. А когда-то жизнь изнуренного зноем путника, оказавшегося в этих местах, зависела от того, встретится ли на его пути колодец.

Они и сейчас здесь есть - самые глубокие в мире колодцы, вырытые народными мастерами. Можно представить, каких трудов это стоило при полном отсутствии механизмов, и какой труд необходимо было затрачивать каждый раз, когда надо просто вытащить из такого колодца ведро воды. Зная все это, понимаешь, что известная туркменская пословица «Капля воды - крупица золота» - не поэтическое преувеличение, а реальная мера вещей. И «золотоискатели» - колодезных дел мастера дарили это драгоценное сокровище людям.

Мерет АМАНОВ