28 мая 2017, 04:17



На территории Туркменистана среди уцелевших постоялых дворов нет равного по художественному совершенству караван-сараю Даяхатын

05.03.2017

Джейхун – библейское название великой среднеазиатской реки Амударьи, получившей такое наименование благодаря своему неукротимому нраву. В древности это слово означало «бешеный», «необузданный», и оно очень точно характеризует поведение этой мощной водной артерии. Постоянно меняя русло и размывая берега, река уничтожала многие крепости и селения в своей долине. Название реки Джейхун прочно утвердилось в средневековой арабской географической традиции, вытеснив прежнее, древнегреческое – Окс.

По левому берегу Амударьи тянется старинная караванная дорога из Куняургенча в Амуль – древний город на окраине современного Туркменабата. Академик В.В.Бартольд не без оснований полагал, что именно Амуль благодаря своему выгодному положению у главной переправы на пути из Мерва в Бухару, став самым значительным городом на Амударье, дал нынешнее имя всей реке.

Огромный холм, на котором стояла старая крепость Амуль, включавшая резиденцию местного правителя, является сегодня одним из основных объектов Государственного историко-культурного заповедника «Атамырат». В соответствии с утверждённым Президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым «Порядком организации охранных зон исторических, археологических, градостроительных, архитектурных и монументальных художественных памятников, объектов природного ландшафта», устанавливающим правила создания и режим содержания таких мест, вокруг Амуля уже завершено оформление границ участка, взятого под опеку государства. Вся территория внутри неё освобождена от посторонних сооружений, которые появились в ХХ веке и сильно исказили исторический пейзаж.


Археологов ждёт здесь немало важных открытий, ведь Амуль был одним из ключевых звеньев на Великом Шёлковом пути. Возле него находилась, пожалуй, самая удобная переправа на другой берег великой реки, где ещё в средние века выросло селение Фараб. Точно также в местах других переправ расположены останки городов-крепостей: Ходжа-Идат-кала и Кёшк Зухра-Тахир (средневековый Навидах), Атамырат (средневековый Земм) и Керкичи. Таких парных городов по обе стороны Амударьи было немало, но часть их навсегда исчезла в воде, когда бурные речные потоки разрушили берега, а другие ещё не изучены археологами.

В северной части Лебапского велаята двенадцать веков назад, когда Джейхун был гораздо полноводнее, на одном из его высоких берегов появилось монументальное здание, которое можно увидеть и сегодня. Оно известно под названием Даяхатын. Много веков оно служило в качестве караван-сарая, где останавливались на отдых торговые караваны, но изначально функция его была совсем другой.

Одиноко стоящее на краю пустыни, это величественное сооружение было построено в центре квадратной крепости в начале IХ века по приказу Тахира ибн Хусейна, основателя династии Тахиридов, чья столица располагалась в Мерве. Оно предназначалось для арабского военного гарнизона в ту эпоху, когда в Средней Азии шло распространение новой религии – ислама.

Почти через двести лет, в эпоху Великих Сельджуков, Даяхатын использовался уже для иных целей. Внутри крепости была осуществлена, как сказали бы теперь, модернизация центрального здания: его облицевали жжёным кирпичом, что отвечало вкусам и стилю того времени. В таком виде, с небольшими переделками в более поздние периоды, оно и сохранилось до наших дней.

В XI-XII веках обновлённый и благоустроенный Даяхатын превратился в место отдыха сельджукских султанов, которые часто останавливались здесь во время боевых походов или соколиной охоты. Эти стены помнят братьев Тогрулбека и Чагрыбека, Алп-Арслана, Меликшаха и его сына – султана Санджара.

На территории Туркменистана среди уцелевших постоялых дворов нет равного ему по художественному совершенству. Лишь в соседнем Узбекистане единственный подобный памятник архитектуры той поры может быть поставлен в один ряд с Даяхатын: это Рабат-и Малик – степная резиденция Караханидов на главной трассе между Самаркандом и Бухарой.

Оба здания можно было бы назвать элитными, фешенебельными отелями средневековья. Они резко отличаются от караван-сараев, которые ставились в городах и пустынях на многочисленных ветвях Великого Шёлкового пути для отдыха и охра¬ны караванов через каждые 25-35 километров (расстояние дневного перехода). Большинство из них давно исчезли, обратились в руины, засыпаны песком, либо оплывами собственных стен и только самые монументальные – Даяхатын и Рабат-и Малик – стали популярными объектами современных туристических маршрутов в двух соседних братских странах – Туркменистане и Узбекистане.

Даяхатын – единственный памятник в этой зоне, чья сохранность такова, что без труда позволяет представить его целостный образ и даёт современным реставраторам возможность восстановить почти все утраченные части здания и элементы декора без каких-либо домыслов, на строго научной основе, опираясь на существующий оригинал. Консервацию и частичную реконструкцию утраченных элементов караван-сарая на протяжении нескольких последних лет осуществляют специалисты Национального управления Туркменистана по охране, изучению и реставрации памятников истории и культуры с бригадой мастеров из Государственного историко-культурного заповедника «Атамырат».

Немалый объём реставрационных работ они выполнили и на других знаменитых памятниках Лебапского велаята. Прежде всего, это многовековой архитектурный комплекс Астана-баба и расположенный неподалеку от него мавзолей XI века Аламбердар, а также несколько туркменских медресе XVIII-XIX веков, в том числе Идрис-баба в Халачском этрапе, где начинал учёбу великий Махтмукули Фраги, крепость Солтаннияз-бай и другие.

Государственное информационное агентство Туркменистана