Нераскрытые тайны пещерных городов

На севере Туркменистана, на крутых, с обрывистыми склонами возвышенностях Присарыкамышья «притаились» древние пещеры, манящие к себе туристов, путешественников и исследователей. Вырубленные когда-то человеком, они и сегодня волнуют воображение нераскрытыми тайнами и, прежде всего, загадками найденных здесь наскальных рисунков-петроглифов…

Почти двадцать лет посвятил изучению этих пещерных поселений известный исследователь, географ и спелеолог Игорь Всеволодович Черныш. Возглавляемая им экспедиция обследовала труднодоступные пещерные города Сарыкамышской впадины, лежащей у юго-восточной окраины плато Устюрт. В этой местности обнаружены пять пещерных городов, расположенных в обрывах возвышенностей, исследовано более 200 пещер и около 600 входов, составлены топографические планы. Экспедиция открыла в некоторых пещерах Сарыкамыша рунические письмена, похожие по элементам и общему начертанию на письмена скандинавов и тюрков, однако эти письмена пока не поддаются прочтению. Тем не менее, это открытие интересно и важно. Возможно, оно указывает на область возникновения рунической письменности. Используя материалы полевых исследований Игоря Черныша, мы попытаемся рассказать о таинственных пещерных городах, расположенных на севере страны.

…Присарыкамышская дельта является древней дельтой Амударьи и представляет собой плоскую равнину, простирающуюся от низовьев Амударьи до Сарыкамышского озера. На северо-востоке она сливается с приаральской дельтой Амударьи. На юге граничит с Заунгузскими Каракумами, а на севере обрамлена чинками Устюрта.

На территории дельты, непосредственно примыкающей к Сарыкамышскому озеру, расположен ряд останцевых возвышенностей. Наиболее крупными возвышенностями с крутыми или обрывистыми склонами являются Бутентау, Тарым-кая, Зенги-баба, Канга-гыр, Туз-гыр. В двух из них, а именно в Бутентау и Тарым-кая, а также в южных обрывах чинков Устюрта, на высоте 15-20 м от верхнего края осыпи расположены вырубленные человеком пещеры.

И снизу, и сверху пещеры практически недоступны, так как вырублены на совершенно отвесных участках чинков, причем часто под выступающими на два-три метра карнизами. Первым из профессиональных исследователей на пещеры чинка Бутентау и пещеры южных чинков Устюрта обратил внимание член-корреспондент АН СССР, исследователь древнего Хорезма Сергей Павлович Толстов. В 1951 году, обследовав одну из пещер, доступных снизу, и обнаружив в осыпи под ней керамику XII-XIII веков, он отнес существование пещерного города к раннему средневековью. Однако, по его словам, причины возникновения такого своеобразного изолированного поселения остались неясными.

Обращает на себя внимание тот факт, что в работах крупнейших исследователей этого района, никаких упоминаний о наличии пещерных поселений, за исключением вышеприведенного высказывания С.П. Толстова, не имеется. Следует сказать, что территория древнего Хорезма детально описана в самых разнообразных источниках. Ценные сведения о данном районе уже имеются во «Всеобщей истории» Полибия (II век до н.э.), затем довольно подробные географические данные о низовьях Амударьи дают труды Геродота и Марцелина, наконец, средневековые историки и географы Ибн-Хордадбек, ал-Я’куби, Ибн-Русте, ал-Масуди и ал-Истархи дают подробное описание Хорезма. Много и очень подробно пишут о древнем Хорезме Маркварт, Бартольд. Однако ни в одной из работ этих исследователей нет ни малейшего намека на существование пещерных городов в данном районе - ни в античный период, ни в раннем, ни в позднем средневековье. Почему же наличие пяти весьма значительных по размерам пещерных городов не нашло отражения ни в древних хрониках, ни в современных исследованиях и описаниях? Кто, когда и зачем строил пещерные города в чинках Устюрта, Бутентау и Тарым-кая?

Чтобы ответить на эти вопросы, требовалось детальное обследование всех пещерных жилищ. Первые же работы в этом направлении выявили явно выраженную разновременность и многократность заселения пещерных жилищ, подтверждением чему явились находки как в пещерах, так и на обломках скал под ними - петроглифов, выполненных в совершенно разной манере, с разными темами и сюжетами. Именно рисунки дают возможность более ранней датировки возникновения пещер.

Наиболее изученным оказался чинк Бутентау, так как в нем расположено и самое большое количество пещер. На самой южной оконечности чинка находится мазар Ибраим-Медем, связанный с легендарным арабом Ибрагимом, который по преданию принес в эти места ислам и сотворил в один день возвышенность Бутентау. Таким образом, один из вариантов перевода Бутентау - «пришедшая гора». В честь легендарного Ибрагима, имевшего девятиметровый рост, и построен священный мазар.

Пещеры расположены как в юго-восточном обрыве чинка, так и в северо-западном. Напротив этой группы пещер была расположена раннесредневековая крепость Адак, на месте которой выстроена позднесредневековая крепость Ак-кала, развалины которой хорошо сохранились до наших дней.

Местами вырубленные пещеры расположены в два яруса с разницей по высоте около 5 метров. У основания возвышенности почти повсеместно имеется мощная осыпь, состоящая из обломков породы, слагающей чинки, и продуктов его разрушения. Первое впечатление при взгляде на разрушения чинка говорит о постепенном и естественном процессе изменения его конфигурации, но более детальный осмотр убеждает в мгновенном и очень мощном разрушении типа сильного землетрясения. В хронике средневековья есть на этот счет упоминание о мощном землетрясении 605 года хиджры - 1208(9) год, которое произошло на территории Хорезма. В столице (Гургенче) погибло 2000 человек, в селениях еще больше, два селения провалились под землю, и все это в каких-то 100 километрах от Бутентау.

К настоящему времени в чинке Бутентау только с его юго-восточной стороны зафиксировано 228 входов первого этажа и 51 вход второго этажа соответственно в 91 и 28 пещер. Каждая пещера имеет от одного до двенадцати входов и соответственно от одной до шести комнат. Причем входы подразделяются на непосредственно входы, окна, дымовые выходы, вентиляционные отверстия, для крепления различных подъемных устройств.

Некоторые из пещер являлись, видимо, складами для дров, продуктов, вполне возможно, что там содержались мелкие животные. Однако не исключена возможность и культового характера некоторых пещер. Особенно это наблюдается при исследовании планов пещер в чинке Тарым-кая. Отсутствие лежанок, но наличие нескольких комнат без окон, вырубленный на одной из стен, куда под определенным углом падает луч света, крест типа мальтийского и вырубленная в стене «ванна» заставляют думать о явно культовом назначении пещеры.

Находки в пещерах разнообразны, но немногочисленны. Керамика представлена в основном обломками сосудов для хранения круп, семян. Найдено деревянное блюдо, деревянный долбленый горшок, много деревянных гребней, чесалок для шерсти, веретен, различных крючков. В одной из пещер второго этажа имелась деревянная дверь, а в другой пещере, также второго этажа, был обнаружен под слоем пыли сундук, в котором были деревянный измеритель и обрывки завещания отца сыну, а также обрывок рукописи на персидском языке «Мунисуль ушак» - «Друг влюбленного».

Однако самыми главными находками в пещерах и рядом с ними являются наскальные рисунки-петроглифы. Изученные петроглифы в большинстве своем вырезаны на обломках скал, стенах чинков и внутри пещер. Кроме непосредственно петроглифов были обнаружены знаки, похожие на рунические, сейчас ведется попытка их классификации. И петроглифы, и рунические знаки прорезаны твердым предметом в известняковых мергелях на глубину от 0,1 мм до 2 см.

Исследуемые петроглифы Присарыкамышья весьма разнообразны как по тематике изображений, так и по стилю. Очень многие из них представляют собой изображения на фоне линейно-геометрических композиций, изображения людей. Кое-где на стенах пещер нанесены, на первый взгляд, непонятные изображения в виде больших и широких линий и борозд. Линейно-геометрический стиль изображений, по мнению многих исследователей,- это так называемая охотничья-рыболовецкая тематика завершающей фазы неолитической эпохи. К этому времени относятся изображения рыболовецких сеток, лодок, собак, сцены охоты.

Довольно значительная часть наскальных изображений Присарыкамышья находится в непосредственной близости от уникального ландшафтного памятника - узкого и глубокого каньона древнего русла Каня-Дарьи (Дарьялыка), в глубине которого во всю ширину реки слив высотой около пяти метров. Как раз напротив слива, в отвесной стене чинка Устюрта, в мысе Декча расположены входы в обширную, вырубленную в скале пещеру под названием «Бяш-дешик», что в переводе означает «Пять дыр». Внутри пещеры на стенах большое количество процарапанных рисунков. В основном, все они объединены несколькими сюжетами - это изображения животных, лодки, а также астральная тематика и различные солярные знаки. Повсеместно среди петроглифов встречаются сюжеты с овцами, сайгаками, козлами, лошадьми, верблюдами.

Можно сказать, что символика в изображении отдельных частей тела животных и, чаще других, лошадей носит космический характер. Голова коня у древних означала утреннюю зарю, глаза - солнце, туловище животного - год, копыта - землю, передняя часть тела - восходящее солнце, задняя часть - заходящее солнце (по акад. Б.А. Рыбакову). Именно такие изображения животных очень часто встречаются в петроглифах Присарыкамышья.

Не нашли пока своего объяснения некоторые изображения, которые заслуживают пристального внимания, - это, в первую очередь, изображение «древнего календаря». Большую сложность в трактовке представляют собой группы петроглифов, относящихся к так называемым знакам плодородия. Сюда, видимо, можно отнести стилизованные изображения змей, животных с детенышами, выдолбленные над изображениями домашних животных ямки и крестообразные тамги.

Вероятней всего, первыми обитателями пещер, создавшими их, и были нанесены наскальные изображения в виде тонких линий и сеток, лодок и астральных знаков, тотемных изображений. Это косвенно подтверждается изображением последних на внешних частях входов в пещеры и могущих служить охранными знаками. Таким образом, резонно предположить, что первый этап строительства и заселения пещер относится к VII веку до н. э. Последующие этапы строительства и заселения пещер связаны с наличием и отсутствием воды в Присарыкамышье. Его, видимо, можно датировать первыми веками нашей эры и к этому же периоду отнести появление рунических знаков. И, наконец, более поздние периоды заселения относятся к домонгольскому и послемонгольскому периоду, вплоть до XVII века.

Подтверждением такого деления, кроме петроглифов, рунического письма и арабских (персидских) надписей, может являться наличие шести циновок на полу пещер, разделенных между собой спрессованным слоем пыли толщиной 8-20 сантиметров и различными типами этих циновок, что говорит об их разновременности. Начало постепенного запустения пещерных поселений начинается, видимо, с начала XIII века, после очень сильного землетрясения 1208(9) года, когда большая часть пещер была разрушена.