27 апреля 2017, 17:52



В выставочном зале Государственной Академии художеств Туркменистана состоялась персональная выставка работ народного художника Туркменистана Чары Амангельдыева

08.06.2016

У картин этого художника есть одна особенность – даже обычному любителю живописи их легко распознать из 100 и более других работ мастеров кисти, настолько индивидуален и неповторим почерк автора.

Творческий почерк – это зеркальное отражение судьбы, харизмы, души, характера художника. Чары Амангельдыев пишет плоскостными мазками, либо в серо-голубой, либо в серо-оранжевой гамме цветов и вкладывает в каждую работу максимум экспрессии. От этого его картины «обретают» голос, мало того, порой они «кричат», потому что художник, как правило, выбирает остросюжетную тематику. Одна из картин, у которой подолгу останавливаются посетители выставки, - «Терроризм». Она о том, что террор - не метод достижения цели, а ничем не оправданное злодеяние.


Чары Амангельдыев рано осиротел и воспитывался в Кешинском детском доме. Детские воспоминания возвращают его в детдомовский фаэтон, на котором его, болезненного мальчика, часто возили по больницам. Потом он окреп, подружился с мальчишками и детский дом стал для него родным. А когда один из мальчишек принес ему известие, что его разыскивают брат и сестра, Чары Амангельдыев испугался, что дорогой ему сердцу мир может рухнуть, и на всякий случай спрятался. Но брат стал навещать его регулярно, и родственная связь восстановилась.


На одной из экспонируемых картин - два брата Амангельдыевых. Братья-художники - это довольно редкое явление в искусстве. Многие коллеги и любители живописи стремятся найти родственную схожесть в их творчестве. А пишут братья Амангельдыевы совершенно по-разному. И все равно Чары Амангельдыевич характеризует отношения с братом как братское содружество в жизни и творчестве.


Аман Амангельдыев сыграл решающую роль в судьбе младшего брата. По сути для них двоих он стал первопроходцем по жизни. Чары Амангельдыевич, как и его брат, поступил в Ашхабадское художественное училище им. Шота Руставели. Конечно, он бы не прошел по конкурсу без необходимых способностей, но если бы ни брат, он вряд ли бы выбрал эту профессию. Через год учебы в художественном училище произошло землетрясение – ни Чары Амангельдыев, ни его брат не пострадали: общежитие, в котором они проживали, выдержало натиск стихии. Они лишь с лихвой настрадались в разрушенном городе, покрытом медленно оседающим облаком пыли. До прихода военнослужащих к захоронению жертв землетрясения привлекли студентов, в том числе и Чары Амангельдыева. Не хватало транспорта и лопат, порой братские могилы выкапывали подручными средствами. Но все хорошо понимали, они выполняют важную миссию, иначе в городе начнётся эпидемия. И тем не менее ужас происходящего – не для еще не сформировавшейся психики пятнадцатилетнего парнишки. Возможно, как раз отсюда и экстрим в его картинах. И вместе с тем, художник в своем творчестве ни разу не обращался к теме землетрясения.


По стопам старшего брата Чары Амангельдыевич продолжил образование в Московском художественном институте им. В.И. Сурикова. Сначала он поступает на факультет реставрации. Годы его учебы совпадают с широко известным инцидентом – психически неадекватный посетитель Третьяковской галереи повредил ножом картину Ильи Репина «Иван Грозный убивает сына». Студенты реставрационного факультета, среди которых был и Чары Амангельдыев, присутствовали при кропотливой работе по восстановлению картины, которая длилась в течение года. Специально для склеивания разорванных нитей был изготовлен клей из осетровых рыб. Производился химический анализ грунтовки полотна и красок. Когда работа завершилась, студентам разрешили дотронуться до проблемного места рукой: даже на ощупь никакой разницы не ощущалось.


Получив диплом реставратора, Чары Амангельдыев подал документы для поступления на факультет живописи. И таким образом он учился в престижном творческом вузе не 5 лет как все студенты, а 10. Это была замечательная школа. Особенно гордится Чары Амангельдыевич знакомством со знаменитым художником и искусствоведом Игорем Эммануиловичем Грабарём.


Есть у Чары Амангельдыева неосуществимая мечта – космос. Когда он говорит о нем, в его глазах появляется мальчишеский задор. В мастерской художника даже находится литературная подборка по астрономии. Его любимый герой – Константин Циолковский. Однажды в Академии художеств ему посчастливилось повстречаться с туркменским космонавтом Олегом Кононенко. Чары Амангельдыев признался, что хотел бы оказаться на его месте и полететь в космос, даже несмотря на свой возраст, и подарил космонавту одну из своих картин. Конечно, он прекрасно понимает, что полет в космос – это красивая, но, увы, неосуществимая мечта. Поэтому он берет большой холст и создает на нем часть огромной Вселенной, где два космонавта осуществляют стыковку космических аппаратов. Так появилась представленная на выставке картина «Покорители космоса». На переднем плане улыбающийся Олег Кононенко, а рядом – лица лучших представителей человечества – Циолковский, Джордано Бруно, Шекспир, Авиценна, Махтумкули и другие. На сегодняшний день это самое любимое полотно художника. Возможно, потому, что, изображая космонавтов, он мысленно видел себя и своего брата на их месте. Братское содружество из жизни и творчества переместилось в космос. Как бы там ни было, но далеко не каждый человек в 83 года способен на мечту, причем на такую беспредельно высокую.

Тамара ГЛАЗУНОВА,
фото Хасана МАГАДОВА