Дурды Байрамов: несколько штрихов к портрету художника

В моей памяти навсегда сохранилась наша первая встреча в мастерской, расположенной на улице Гёроглы. Навстречу мне вышел человек борцовского телосложения, подпоясанный кушаком, сотканным из верблюжьей шерсти, с открытым улыбчивым лицом. Мы легко нашли общий язык и с большим интересом общались в течение месяца, пока он писал мой портрет.

- Лицо – зеркало души. Я знаю это из своего жизненного опыта. Вот собираюсь написать чей-то портрет, а в глазах героя – признаки внутреннего дискомфорта. Вступая в диалог, ненавязчиво пытаюсь понять, что беспокоит человека, даю ему возможность выговориться… Напряжение спадает, появляется улыбка, и моя кисть легко скользит по холсту, воплощая сложившийся образ...

Так рассказывал мастер о некоторых секретах своей работы. В дальнейшем мне посчастливилось не раз общаться с ним, и я не переставал удивляться его открытости и готовности помочь даже незнакомому человеку.

– Дурды, испытав горечь сиротства, зная лучше других, что такое недоедание, страдания, всегда готов был поделиться последним, что имел. Бывали случаи, когда он на рынке раздавал все, что у него было, возвращаясь домой ни с чем. И ещё одна удивительная его черта: он никогда не продавал созданные картины. В годы независимости в одной из европейских стран была организована международная выставка. Для показа там было отобрано несколько полотен Дурды Байрамова. Пригласили и самого мастера. По завершении выставки один из менеджеров высказал готовность приобрести пять картин художника. На что Дурды ответил, что никогда не продавал своих работ и не сделает этого теперь. «Я пишу для своей страны и людей, живущих там», – сказал живописец. Вот он таким был прямолинейным и искренним человеком.

Посмотрите на созданные им произведения, и вы убедитесь в этом, – вспоминает один из его друзей детства, кандидат исторических наук, журналист Курбан Агалиев.

…Однажды, один из художников возвращался из Чули (ныне Гёкдере). Солнце уже перевалило далеко за полдень. Недалеко от дороги, на невысоком холме, он увидел человека. Тот был в расстёгнутой рубашке и в большой соломенной шляпе. В руке у него была кисть, он увлечённо работал. Коллега, узнав его, остановил машину и весело окликнул:

– Дурды, в такую жаркую пору, люди ищут журчащий прохладный ручеёк и получают удовольствие в тени деревьев, а ты…

Дурды, не прекращая работу, улыбнувшись, ответил:

- Если и я отдамся блаженству у ручейка, а их у нас немало, кто нарисует образ этого ущелья с его удивительными цветами и видом в летнюю жару!

Не найдя, что возразить, коллега продолжил свой путь.

…Дурды Байрамов родился 14 апреля 1938 года в городе Байрамали. Лишившись родителей ещё в младенчестве, воспитывался в Кизыл-Арватском (ныне город Сердар) детском доме. Он рос добрым, отзывчивым, готовым всегда прийти на помощь. В 1954 году Дурды Байрамов поступил учиться в Туркменское государственное художественное училище имени Шота Руставели в Ашхабаде. Его учитель Геннадий Брусенцов сразу разглядел в юноше талант, поддерживая его во всех стремлениях. В дальнейшем их отношения переросли в настоящую дружбу. «Геннадий Брусенцов – мой первый учитель, заменивший мне отца», – говорил Дурды, с особой теплотой вспоминая своего наставника. В 1959 году Дурды Байрамов поступил в Московский государственный художественный институт имени В.И. Сурикова, где обучался в мастерской знаменитого живописца, народного художника СССР Д.К. Мочальского. В последствии он вспоминал: «В годы моей учёбы в Москве профессор Дмитрий Мочальский заложил в меня доброе, мудрое, крепкое образование».

Наставник с самого начала оценил и поддерживал стремление ученика к созданию нового направления национального изобразительного искусства, сочетающего классические каноны русской живописи и колористичность туркменских традиций. Дурды создал талантливые полотна, ярко передающие красоту родной природы, и портретную галерею известных тружеников полей и промышленных предприятий, буровиков, нефтяников и учёных. Его произведения выставлялись не только в Туркменистане. Многие картины Дурды Байрамова экспонировались в Государственной Третьяковской галерее, Государственном музее искусств народов Востока, Дрезденской галерее, музее города Торонто и многих других известных выставочных залах.

Он по праву вошёл в число лучших художников страны. В 1965 году его приняли в Союз художников СССР. Творчество он совмещал с преподавательской деятельностью в ашхабадском художественном училище. Во всём его поддерживали супруга Дуньягозель, которой он посвятил 57 графических картин серии «Гозель», и четверо дочерей.

Туркменскому художнику предоставилась возможность участвовать в более 100 коллективных и персональных выставках, проходивших во многих странах мира и принесших живописцу ещё большую известность. В 2012 году он создал серию «Осень в Канаде».

Дурды Байрамов, написавший более 5 тысяч живописных и графических работ, - Народный художник и заслуженный работник искусства Туркменистана, лауреат премии молодёжных организаций СССР и Туркменистана, лауреат премии Союза художников Туркменистана имени Б.Нурали, награждён медалью «За любовь к Отечеству».

Он создал более 150 портретов из цикла «Люди культуры», посвятив этой тонкой и кропотливой работе 40 лет жизни. Среди героев его полотен - Таган Байрамдурдыев, Алты Карлиев, Кара Сейтлиев, Чары Аширов, Ата Атаджанов, Помма Нурберди, Атаджан Таган, Бердиназар Худайназаров, Атамурат Атабаев, Сахи Джепбаров, Нуры Халмамедов, Хыдыр Аллануров, а также дайхане, чабаны, ковровщицы… Когда смотришь на портреты этих людей, заряжаешься их энергией и талантом. Завораживают созданные художником картины весенних цветов Каракумов, красных маков, ковром покрывших холмы Копетдага, водопадов Койтендага, живописные оттенки осени в ущелье Сумбар.

И в искусстве фотографии Дурды Байрамов показал себя мастером, хотя не считал себя профессиональным фотографом и не выставлял на обозрение работы.

А ещё он поражал своих коллег и друзей тем, что был большим книголюбом. Собранных книг, в основном по искусству, насчитывалось более 6 тысяч, некоторые из них относятся к ценным изданиям конца XIX и начала XX веков.

«Когда, приходя домой, я беру в руки книгу, то у меня возникает ощущение встречи с желанным другом. Затем, по мере чтения, душа наполняется особым вдохновением», – говорил Дурды. Как опытный наставник он охотно помогал молодым. Посещал детские дома, где встречался с воспитанниками, интересовался их жизнью, учёбой. Если среди ребят замечал склонных к искусству, то очень радовался, давал добрые советы и помогал в дальнейшем. Он был желанным гостем и в школе-интернате для слабовидящих и слабослышащих детей. Каждый раз навещая ребят, дарил им свои картины, а любителям порисовать приносил кисти, краски, разноцветные карандаши.

Однажды дети попросили: «Нарисуйте нам портрет нашего великого поэта Махтумкули Фраги. Он должен быть гораздо больше, чем обычные картины. Мы хотели бы, чтобы его могли увидеть все!»

Он выполнил просьбу ребят. Картина получилась на всю стену.