Спектакль Какаджана Аширова о Ходжа Насреддине: весело о серьёзном

Фото: Юрий ШКУРИН

В Главном драматическом театре и Национальном драматическом театре им. Алп Арслана идут спектакли, посвящённые Ходжа Насреддину. Оба Эфенди – остроумные весельчаки, справедливые и находчивые. Но каждый из них пришел на сцену героем своей истории. Поэтому алпарслановский персонаж, о котором мы рассказывали ранее, совершил в спектакле «Эфенди, кто ты?» путешествие из аула в город, а Эфенди по версии Главного драмтеатра «Эфенди, или весёлый сосед», напротив, приехал из города в отдаленный аул, причем, в абсурдной должности – тени судьи.

У этой должности была своя предыстория. Ученику Эфенди посчастливилось стать главным судьей. Высоко ценя принципы справедливости, Ходжа обратился к бывшему воспитаннику с просьбой, чтобы тот взял его на должность судьи. Но зазнавшийся чиновник не счёл нужным прислушаться к учителю, а дал должность, которой нет и быть не может - тень судьи и отправил подальше.

Задумывая спектакль, народный артист Туркменистана Какаджан Аширов взял за основу миниатюру о тени судьи из книги «23 Эфенди» в переводе Ораза Акмамедова.

…Итак, в аул приезжает вельможа в необычном статусе – тень судьи. Поначалу сельчане принимают его за чудака, но, познакомившись поближе, отмечают его мудрость, умение найти справедливое решение в любом запутанном вопросе. Авторитет его растёт, к нему начинают приезжать люди со своими проблемами из других мест.

К примеру, как-то один человек, собрав большую вязанку хвороста, попросил односельчанина забросить её на спину.

- Что я буду иметь за это?

- Ничего.

- Давай мне ничего, - потребовал человек, оказавший помощь.

Не зная, как решить этот спор, оба отправились к Ходжа Насреддину.

- Подними край кошмы, на которой сидишь, и громко скажи, что ты видишь, - приказал Насреддин истцу.

- Ничего, - ответил истец.

- Скорее бери это ничего и уходи…

В аул прибыла делегация зарубежных ученых, чтобы удостовериться в уровне образованности Эфенди. Гости выглядят карикатурно. Возможно, люди другой культуры выглядят несколько непривычно, но в спектакле этот диссонанс умышленно гипертрофирован. Подыгрывая им, Эфенди облачается в халат с надписью: «3 + 3 = ?», а на голову вместо чалмы надевает тыкву. Интеллектуальный экзамен Эфенди выдерживает блестяще, и зарубежные ученые приглашают его на международный форум. Попутно Эфенди излечивает одного из них, передвигающегося в инвалидной коляске. А заканчивается спектакль приготовлениями к праздничному застолью, которое устраивает Эфенди для односельчан и зарубежных гостей.

Образ Ходжа Насреддина – неунывающего остряка и балагура, находчивого и справедливого героя – бережно хранится в памяти среднеазиатских народов.

Из интермедии о личной жизни Ходжа Насреддина:

- Жена, приготовь мне обед!

- Нет продуктов, дорогой.

- Как нет? Я же вчера принес 3 килограмма мяса!

- Его съела кошка.

- Неси сюда кошку! Смотри на весы, сколько весит кошка?

- Три килограмма.

- Если это кошка, тогда где мясо?! А если это мясо, тогда где кошка?!

Иными словами, Ходжа Насреддин выводит на чистую воду не только алчных сельчан, но и собственную жену. А мальчугана, увивающегося возле его озорной дочки, каждый раз гонит прочь, не в силах укротить отцовскую ревность. В этом большая драматургическая удача, так как Ходжа Насреддин предстает перед зрителями обычным человеком, а не абстрактной личностью.

Интересен пролог спектакля. Поднимается занавес, и перед зрителями …пустая сцена. Но это только в первые секунды, а затем сверху опускаются элементы декорации - дом за домом, образуя площадь, по которой ранним утром проехал на своем знаменитом осле Ходжа Насреддин – новый житель этого сказочного аула, где вскоре произойдут невероятные события и курьёзы. И как точно подметил Ягмур Кулиев, автор статьи об этом спектакле «Когда торжествует смех в зале», зрители, пришедшие на спектакль, получают не только эстетическое удовольствие, но и в полной мере ощущают на себе оздоравливающий эффект смеха.

- Мне долго не удавалось подобрать актера на роль Ходжа Насреддина, - рассказывает драматург и режиссер-постановщик спектакля Какаджан Аширов. - Актеров комедийного амплуа в нашем театре предостаточно. Однако хотелось, чтобы он не только смешил зрителей, но и раскрыл образ изобретательного, остроумного и жизнерадостного человека, который находит выход из любого положения. После сравнительно долгих проб выбор пал на актера Азата Дидарова. И надо отдать должное Азату, перевоплотившись в Ходжа Насреддина, он точно передал оттенки образа, в унисон с концепцией спектакля. Впрочем, спасибо хочется сказать всей творческой группе, воплотившей на сцене эту колоритную и позитивную историю.

Послесловие. Мы не ставили целью сравнивать две сценические версии столичных театров о приключениях Ходжа Насреддина. Оставим это зрителям. Театральное искусство только выигрывает от богатой палитры сценических повествований, в которых справедливость, образованность, щедрость и доброта неизменно одерживают верх над ханжеством, невежественностью, алчностью и лицемерием. А у поклонников Главного драмтеатра, наверняка, возникло желание прочитать книгу «23 Эфенди», чтобы ближе познакомиться с содержанием мудрых и весёлых литературных миниатюр.