19 января 2017, 05:09



Наследницы амазонок

09.04.2014

Всякий раз, когда рассматриваешь туркменские серебряные украшения, в памяти всплывают образы из древнегреческих мифов - воительниц-амазонок, облаченных в железные доспехи, лихо скачущих на конях, не уступая мужчинам в удали. И это неудивительно, ведь в давние времена ювелирные изделия служили не только украшением для женщины, они оберегали свою владелицу и в прямом смысле слова, защищая наподобие лат голову, руки, грудь. Многие формы ювелирных изделий дошли до наших дней в своем первозданном образе, некоторые трансформировались, но продолжают жить в современности, неся в себе историю культурных традиций.

Исключительным разнообразием и оригинальностью отличались традиционные головные уборы туркменок, они отражали этническую принадлежность, возрастные и социальные различия. Вопрос о генезисе туркменского головного убора представляет, бесспорно, особый интерес для изучения.


Туркменская тюбетейка (тюрк. тюбе – верх, верхушка), тахья – традиционный головной убор мужчин и девушек, без которого не представить национальный образ. Но откуда пошли туркменские шапочки? Пожалуй, самым древним прообразом современной тюбетейки стал военный шлем. Да, да!

Древний вид шлема сформировался около середины XV века. Он имел коническую форму, завершаемую невысоким шпилем (навершием), был распространен в Турции, Иране и Египте. Высота шлема составляла примерно 32 см, а диаметр по венцу 22-24 см, это позволяло надевать его на тюрбан, что улучшало защиту головы. Сходство прослеживается не только в форме, но и в лексическом значении слова. В научной литературе существует версия по поводу «военного» происхождения туркменской шапочки (такъе в переводе с древнетюркского означает «шлем»). Некоторые исследователи народного костюма не без основания полагают, что раньше шлемовидные тахья делались из металла и выполняли функцию боевого снаряжения мужчины. И действительно, теперь праздничный наряд туркменских женщин чем-то напоминает костюм воина. Свадебный наряд туркменок по сей день украшается серебряной «чешуей», напоминая кольчуги воинов тех далеких времен.


В Музее исламского искусства в Берлине (Museum of Islamic art in Berlin) есть стальной шлем, который был подарен музею его основателем крупным коллекционером Фридрихом Сарре. Большинство его приобретений были собраны в конце XIX века на Востоке в таких центрах, как Константинополь, Каир, Тегеран, Тифлис, Исфахан, Бухара. Сравнительно небольшое количество предметов было приобретено в Европе, среди которых и оказался этот шлем. Он был куплен в Вене в 1897 году у графа Рудольфа Хоёса. Такого рода древние шлемы, главным образом, были выкованы из цельной стальной пластины или железа и долгое время были в ходу, благодаря своей крепкой технической конструкции, которая видоизменялась в течение многих столетий.

В XV веке тюрбанные шлемы стали нормой. На Востоке искусством их производства владели оружейные мастера, которые украшали шлемы золотом и драгоценными камнями. Тюрбанные шлемы вначале носили поверх стеганого колпака из кожи, позднее поверх чалмообразной повязки, низкого колпака или мягкой шапочки. Шлемы декорировались растительным орнаментом и надписями, выполненными гравировкой и серебряной насечкой, иногда золочением. Его богатое убранство включает в себя надпись пожеланий.

Шлемы были широко распространены среди туркмен, особенно племени ак гоюнлы, ранних оттоманов и мамлюков. На шлеме, изображенном на фото, центральная зона, насеченная серебряным листом, показывает изящные широкие линии и цветочные мотивы, что было особенностью художественного стиля ак гоюнлы.


За многие годы шлем восточных народов претерпел большие изменения. На своем долгом пути воинский головной убор трансформировался в шапочку из ткани, но сохранил черты своего античного происхождения. При внимательном рассмотрении тюрбанного шлема видишь полное соответствие современному головному убору туркмен - тахья, разница лишь в материале. Ныне - это украшение является непременным элементом национального девичьего костюма. Что представляет собой сегодняшняя девичья тахья? Она очень походит на знаменитый шлем, хранящийся в Берлинском музее, а также на шлем XV века из дамасской стали из нью-йоркского музея Метрополитен, инкрустированный серебром и принадлежавший Султану Якубу (1478-1490), и на шлем Султана Орхана Гази (1326-1362), хранящийся в Стамбуле.

Древний шлем снабжался защитными элементами и приспособлениями, это были различные съемные усиления, которые защищали шею, плечи, нижнюю половину лица и рот воина. За долгий эволюционный путь защитные элементы (наушники, назатыльник, накосник, подбородник) превратились в декоративные украшения из металла, украсив наряд женщины-туркменки. Головной убор девушек и женщин также дополняют множество пластин, подвесок, заколок. Молодые женщины носили высокие головные уборы, где серебряные пластины покрывали лобную часть убора, сложные составные цепочки из пластинок с подвесками спускались у висков. А на самой макушке тахья красовалась серебряная гупба в виде куполка с полой трубочкой наверху, куда вставлялись перья птиц (в древности шлемы часто увенчивались султанами из перьев и веточек деревьев). Остроконечный верх старинной тахья, как и на шлеме, орнаментальными полосками делился на 4 сектора, внутри которых помещены композиции, напоминающие стилизованные ветки или парные завитки рогов барана. Такой орнамент украшал и околыш шапочки.


В традиционном наряде к девичьей тахье «прилагаются» височные и налобные серебряные украшения, а также пластины, прикрывающие плечи, спину. Так чем не наряд амазонки?! Кстати, в XIX веке ювелирным мастерством занимались и туркменские мастера-оружейники, ковавшие наравне с оружием изящные предметы для женских нарядов.

Со временем боевые элементы женских доспехов трансформировались в украшения, в том числе и шлем, который в наши дни представляет собой красивый головной убор девушек. К версии о «военных» истоках девичьего головного убора можно добавить, что у северных туркмен шапочка сопбаш, сплошь покрытая монетами и увенчанная ажурным куполком с височными подвесками, поразительно напоминает скифский шлем, изображенный на древних вазах и ритонах.

Аджап БАЙРИЕВА,
этнограф, кандидат исторических наук,
фото автора и Х.МАГАДОВА