В Сакарчагинском этрапе Марыйского велаята развито верблюдоводство

Все они, как на подбор, – статные и красивые, трудно из них какого-либо выделить, но для сельских праздников и семейных торжеств находят всё-таки самого лучшего. На это животное надевают специальное деревянное седло – хоут таким образом, чтобы образовать ровное сиденье, кладут мешки с травой и покрывают сверху кошмой или ковром. На голову верблюда надевают разноцветный колпак со шпилем, называемый «гупба». На бока набрасывается сшитая из ярких кусков материи попона – дуе башлык, а на шею прикрепляется медный колокол, звучащий в унисон с мелкими колокольчиками на коленях дромедара. Вот хозяин верблюда садится в седло и подаёт команду «чу!» – вставать! И поплывёт «корабль пустыни» неторопливо, слегка раскачиваясь, по празднично украшенным улицам посёлка…

Сакарчага в Марыйском велаяте – настоящее верблюжье царство. Каждый вечер с пастбища возвращается стадо частных дромедаров. Животные, раскачиваясь, вышагивают по улице, останавливаются у своих домов, где их уже ждут хозяйки. Вскоре начнётся дойка и запахнет молоком. Утром - вновь молочный аромат и верблюжий рёв – животных гонят кормиться в пустыню. И так каждый день – зимой и летом, весной и осенью.

Доят верблюдиц стоя, ведро для молока прикрепляют к ремешку и вешают на шею. Верблюжье молоко имеет жирность 3,5-5,0 процентов, хорошо хранится в свежем виде, долго не скисает. На вкус оно сладковатое, густое и ароматное. Его пьют цельным, делают из него масло, агаран – кисловатый, очень жирный мягкий творог, но, главное, из него готовят чал – любимый напиток во всех уголках нашей страны. Он легко пьётся, хорошо утоляет жажду, приятен на вкус – слегка кисловат, нежирен, в нём много витаминов. Чал хорошо усваивается организмом, оказывает тонизирующее влияние на процесс дыхания, способствует пищеварению. В Туркменистане его умеет готовить каждая сельская хозяйка: в верблюжье молоко добавляется вода, кладётся специальная закваска. Напиток зреет. Чал постоянно взбадривают – добавляют молоко или воду, пока не иссякнет сила закваски.

С доярками молочные верблюдицы встречаются четыре раза в день. И всё это время рядом с верблюдицей должен быть её малыш, ибо не будет его – не надоишь ни капли молока. Перед дойкой малыша подпускают к матери, через минуту-другую подходит доярка, аккуратно его отгоняет и быстро начинает работу. От одной верблюдицы за один раз получают до 2,5 литра молока, а за весь день – 6 литров. В домашних условиях удои несколько выше, ведь животных обильно подкармливают – дают дробленый ячмень, жмых, хлопковую шелуху. Верблюдица приносит одного очень симпатичного длинноногого верблюжонка, всего до десяти за всю жизнь. После первой выжеребки мать с малышом обязательно помещают в бутятник. За верблюжонком внимательно следят – создание он нежное. Один из труднейших моментов – приучить молодую верблюдицу к дойке. Только через месяц она становится спокойнее и более покладистой.

Первое правило для тех, кто содержит верблюда, – никогда его не обижать, не кричать, добиваться своего только лаской, ведь животное обидчиво. Его можно приучить к новому местожительству, если хорошо к нему относиться и следить, чтобы не ушёл. Существует испытанный метод сдерживания привычек верблюда пускаться в длительные путешествия по пустыне в одиночку в одном ему известном направлении. Животного выпускают в загон, огороженный невысоко поднятой над землёй верёвкой, и можно быть спокойным – через неё он не перешагнёт. Это одна из многочисленных загадок в поведении верблюда.

В нашей стране разводят одногорбых дромедаров породы арвана, отлично приспособленных к палящему зною, но с трудом переносящих мороз и снег. Верблюд нетребователен к пище. Порой на пастбищах трудно найти что-либо, кроме колючек и солянок, но они-то и составляют основу его питания. Там, где поднялся по берегам рек и каналов тростник, верблюдов нет. Не любят они сырые места, так как их там мучают комары. Раздолье и покой для них среди барханов, где гуляет ветер и растёт узловатый саксаул. В верблюдоводческих хозяйствах ведут борьбу с комарами, окуривая места их скопления. В летнее время животных еженедельно обрабатывают специальными препаратами, а также проводят так называемую купку, чтобы уничтожить насекомых, забравшихся в шерсть.

Раз в год, в середине апреля начинается стрижка верблюдов. Раньше это было трудоёмкое и небезопасное занятие. Верблюда надо было поймать, крепко связать, повалить на землю, и не менее пяти человек с ножницами в руках начинали его стричь. За день такая бригада обслуживала до 15 животных. Здесь, в Сакарчага придумали верблюжью «парикмахерскую». Животных сгоняют к длинному, узкому коридору, сложенному из толстых брёвен, отгораживают каждое животное бревном, так что ему не повернуться, и с помостов люди стригут верблюда электрическими машинками. Шерсть гирляндами сползает с боков животных, её складывают в мешки и уносят на сортировку. У взрослых верблюдов шерсть более тёмная и грубая, у молодых – тоньше, потому что в ней больше пуха. За день таким образом избавляют от шерсти стадо в 100 голов, получая с одного верблюда в среднем от двух до четырёх килограммов ценной шерсти. В нашей стране из неё делают ткани, стегают одеяла, набивают подушки, ткут сачак для хлеба, где он долго сохраняется свежим.

Тысячелетия верблюд был незаменимым транспортным средством на Востоке. Верный помощник, он помогал пахать землю, молоть зерновые, вытаскивать громадные бадьи с водой из глубоких колодцев. Грузоподъёмность верблюда завидная: он может нести примерно половину собственного веса, а крупные особи весят более 700 килограммов. И с такой тяжестью животное шагает по жаркой пустыне, часто без воды, по нескольку десятков километров в день. Верблюд могуч, но ступает мягко, его шаг отрегулирован так, что он одновременно выносит вперёд конечности, расположенные по одну сторону тела. Такая ходьба позволяет ему поддерживать постоянную скорость на больших расстояниях с грузом, практически не утопая в сыпучем песке. Он плавно несёт седока, и, сидя на верблюде, человек может писать письмо. Эластичные подошвы животного не вытаптывают пастбища.