Ашхабадская трагедия: 70 лет спустя

Семьдесят лет назад, октябрьской ночью 1948 года, в Ашхабаде произошло мощное землетрясение магнитудой 7,3 по шкале Рихтера, унесшее жизни десятков тысяч горожан. Согласно данным ЮНЕСКО, это была одна из самых разрушительных катастроф XX века. Люди, выжившие во время землетрясения, отмечают 6 октября как дату своего второго рождения. Заведующий отделом сейсмической службы Ашхабада В.Т.Архангельский вспоминал о событиях той ночи:

- Началось сильное сотрясение с резкими рывками вверх-вниз. Оно сопровождалось гулом. Казалось, что я очутился на гигантской телеге, помчавшейся со страшной скоростью по булыжной мостовой... Слышался треск разрушающихся стен; в хаотичном беспорядке, дрожа и подскакивая, задвигались мелкие предметы и мебель… Лампочка, раскачиваясь и мигая, еще горела, когда по штукатурке черными молниями побежали трещины, превращая стены в разрозненные куски и глыбы, которые, еще удерживали накренившийся потолок. На счет «три» я выскочил из двери, и в это мгновение сильный толчок отбросил меня в сторону так, что я вылетел во двор, ударившись о дерево, росшее в трёх метрах от дома. Это вступила поперечная волна. Сильные горизонтальные толчки буквально сбивали с ног, бросая из стороны в сторону… прошли десять-пятнадцать секунд и толчки стали постепенно утихать, переходя в ослабленные содрогания.

- В наступившей кромешной темноте слышался только грохот разрушающихся зданий, треск ломающихся балок, грохот железа, - вспоминал известный геолог, академик Д.В.Наливкин, находившийся в Ашхабаде. - Глухой шум, подобный глубокому вздоху пронесся по городу и тотчас же наступила мертвая тишина. Ни криков о помощи, ни звуков животных, - как будто бы под развалинами погибли все. Только спустя некоторое время появились первые признаки жизни - крики о помощи, стоны раненых, детский плач, причитания о засыпанных, погибших родственниках

Непрочность построек и невозможность уловить признаки приближающейся катастрофы привели к тому, что почти никто не смог заблаговременно покинуть строения. Десятки тысяч людей оказались под обломками собственных домов, не успев осознать происходящего…

Известный геолог академик Дмитрий Наливкин, приехавший в Ашхабад на совещание по Гарабогазголу вспоминает: «Спустя несколько дней после первого толчка мне пришлось пролетать на военном самолете над городом. Квартал за кварталом одна и та же картина. Смотреть было жутко и тяжко. Число человеческих жертв осталось точно не подсчитанным, но цифра была ужасающей». В городе были разрушены почти все жилые одноэтажные здания из сырцового кирпича, 95 процентов всех одноэтажных зданий со стенами из обожженного кирпича, а оставшаяся часть построек - непоправимо повреждена. Пригодными к эксплуатации зданий остались единицы, да и то только после капитального ремонта.

Были нарушены электрическая сеть и телефонная связь, не работал телеграф. Почти полностью выведены из строя мосты и дороги, сильно повреждены водопроводная и ирригационная сети. Городской железнодорожный вокзал превратился в груду обломков, а аэропорт не мог функционировать - трещины сделали непригодными для посадки самолётов взлётные полосы.

Первые спасательные работы были организованы военным командованием и штабами противовоздушной обороны. Солдаты спасали людей, эвакуировали раненых, строили вместе с населением временные жилища.

Уже спустя час после толчка группа медицинских работников начала оказывать врачебную помощь на центральной площади города. Очевидец вспоминал: «В ночь землетрясения на центральной площади Ашхабада хирург Б.Л.Смирнов (академик и переводчик «Махабхараты»), Г.А.Бебуришвили, М.И.Мостовой, И.Ф.Березин, В.А.Скавинский и другие врачи обустроили госпиталь. Зажгли костры, кипятили в ведрах воду, накрыли простынями обеденные столы и приступили к работе. Борис Леонидович Смирнов оперировал черепные ранения. Другие ампутировали конечности. Свет факелов и костров освещал жуткую картину: сотни лежащих вповалку людей, фигуры врачей, склонившихся над столами...».

Ранним утром 6 октября из Баку на самолетах санитарной авиации в Ашхабад вылетели лучшие хирурги Азербайджана, привезли медико-санитарное имущество палатки и инструментарий, передвижные электростанции.

В Ашхабад прибыли первые эшелоны с войсками, медицинскими отрядами и продовольствием. Писательница Мария Балахова писала: «Из Москвы и других городов Союза поднимались в воздух самолёты и брали курс на Ашхабад. Три Ли-2, вылетевшие из Москвы, уже пересекли Каспийское море и шли теперь над территорией Туркмении. Первый самолет вел Герой Советского Союза Таран. Справа от Тарана - Дымов, слева - Филонов. Наконец, показался Ашхабад. Вот и аэродром. Здесь уже стоят десятки Ли-2, прибывшие из ближайших городов. Эти самолеты военно-транспортной авиации по приказу главнокомандующего ВВС К.А.Вершинина были направлены на помощь пострадавшим от землетрясения».

На резервный полевой аэродром Ашхабад-Южный (сегодня на этом месте расположен жилой массив Гаудан) через каждые 15-20 минут стали прибывать самолеты с различными грузами. К началу нового года жизнь в обезлюдевшем городе удалось нормализовать. Строительство нового Ашхабада началось по спешно составленному плану в 1949 году.

Спустя много лет стали понятны причины катастрофических потерь. Исследователи отмечали, что число погибших значительного превышало число тяжелораненых. Подобное могло произойти только в том случае, если основная масса зданий строилась без учета сейсмической опасности, а строительные материалы были плохого качества, что привело к обвалу конструкций. На характер землетрясения сильно повлияли гидрологические особенности района. В зоне Ашхабада на неблагоприятных сильнообводненных и слабых грунтах сейсмический эффект многократно усиливался. Возможно исходя из опыта землетрясений (1887, 1911 гг.) в г. Верном (Алматы) часть общественных зданий дореволюционной постройки была построена с достаточным запасом прочности.

Полученные в ходе изучения последствий Ашхабадского землетрясения материалы послужили основой для развития сейсмологических исследований и разработки методов сейсмостойкого строительства. Для решения вопросов, связанных со строительством в сейсмических районах, при Физико-техническом институте Туркменского филиала Академии наук СССР в апреле 1949 года был создан отдел антисейсмического строительства, который в 1951 году был преобразован в НИИ антисейсмического строительства Академии наук Туркменской ССР, а в 1962 году переименован в Институт сейсмостойкого строительства. Ныне он входит в структуру Министерства строительства и архитектуры Туркменистана.

Возрождая столицу, в зоне высокой сейсмической опасности, Туркменистан ориентировался на мировые стандарты. Для обеспечения сейсмической защиты была создана мощная база индустриального строительства. В настоящее время гарантированной защитой от разрушительных землетрясений являются научно-обоснованный подход и инновации в строительной сфере.

Ашхабад, стёртый с лица земли, возродился подобно птице Феникс. Сегодня беломраморный красавец-город восхищает не только масштабами и качеством строительства, но и изысканной архитектурой, садово-парковыми ансамблями и фонтанными комплексами, широкими проспектами и современными дорожными развязками, оригинальным световым декором.