22 января 2017, 19:13



Национальные танцы — душа народа

26.11.2014

В Туркменистане зарегистрировано около 1500 историко-культурных памятников. Главные туристические центры страны: Старая Ниса – резиденция парфянских царей, Куняургенч, с которым связаны имена выдающихся ученых средневекового Востока (Бируни, Авиценна), легендарный Древний Мерв – один из крупнейших очагов античной цивилизации на Востоке. Все это «музеи под открытым небом» внесены в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.


Сейчас претендентами на номинирование в этот список являются такие природные достопримечательности, как заповедные зоны с уникальными природными комплексами Бадхыз и Койтендаг, одна из величайших пустынь мира – Каракумы, а также объекты Великого Шелкового пути. Кроме этого, существуют немалые перспективы и в плане внесения образцов туркменского народного творчества в репрезентативный список ЮНЕСКО нематериального культурного наследия человечества. В их числе - наши самобытные дестаны, ковровые гёли, зажигательные танцы, например, куштдепди.


Танец куштдепди возник на заре цивилизации, берет свои истоки в самобытных традициях и обрядах раннеземледельческой культуры, культовых предпочтениях древних людей, поклонявшихся силам природных стихий и стремившихся слиться с родной природой посредством гармоничных телодвижений, вторивших различным явлениям живой природы и повадкам животных.

В духовной ментальности древних народов вообще очень много исконных обрядово-ритуальных танцев, связанных с земледелием и скотоводством. Весна приносит с собой долгожданное тепло, пробуждающее землю, и надежду в сердцах людей. Стремление к такой гармонии – естественной и гармоничной – обусловило возникновение удивительных по изяществу и хореографической пластике самобытных танцев.


Куштдепди – танец юношеской энергии, изящества, быстрых и пластичных движений, и поэтому по большей части исполняется молодежью. Но иногда в танец включаются люди зрелого и даже пожилого возраста, своим весельем и задором нисколько не уступающие молодым. Начинается танец мелодичными напевами первых аккордов жанрового национального песнопения «газал» в исполнении юноши и девушки, делающих при этом первые плавные па танца. Окружающие наблюдают за их движениями, сопровождая мерным, ритмичным похлопыванием ладонями рук. В конце каждого четверостишия «газала» они восклицают традиционное «эй-ха», «ух-ху», «кушт-кушт», как бы подзадоривая друг друга и понемногу вовлекаясь в ритм танца. Во время танца руки танцующих не должны соприкасаться. В отдельных случаях в самом центре танцующих образуется своеобразное «ядро», в котором обычно тон всем остальным задают мужчина и женщина.


По мнению искусствоведов, уникальная хореография танца куштдепди, состоящая в большей степени из плавных, синхронных оборотов по круговой, где каждый танцующий составляет отдельное и в то же время неотъемлемое звено общего красочного действа, напоминает ритуальные танцы древних охотников, которые, кружась вокруг шкуры либо туши добытого ими животного, испрашивали удачи у всемогущих высших сил.

Танец чапак относится к числу таких танцевальных традиций, получивших широкое распространение у жителей Восточного Туркменистана.

Чапак - танец юных девушек и молодых женщин, более напоминающий древний ритуал. Юные танцовщицы образуют широкий круг, в центре которого две или несколько женщин исполняют первые ритмичные движения танца: держа ступни вместе, они слегка подпрыгивают на месте, вторя движению весенних птиц; при этом они хлопают в ладоши, держа руки чуть выше плеч. Окружающие их женщины поддерживают их, подхлопывая им в такт. Но особую тональность веселому танцу придает постепенно нарастающий гул бубнов, вторящих в такт общему веселью. Движения юных танцовщиц меняются на глазах, в их грациозной хореографии без труда угадывается пластика лебедей, распластавших крылья в безграничной синеве небес.


Постепенно ритм танца начинает стихать. Юные танцовщицы незаметно уступают центр круга мастерицам-ложечницам. Мелодия ложек в их руках сливается воедино с отточенными танцевальными движениями и ритмами бубна, пробуждающего все вокруг. Иногда в самый разгар танца несколько женщин начинают напевать традиционное «хай, оленг». Данная разновидность танца называется «кашик тансы».

Другая разновидность танца чапак - «хекге бёкуш» - своей ритмичной хореографией напоминает стремительные движения сороки-белобоки: прыжки танцовщиц внутри круга осуществляются на одной ноге.

«Салланан гёзель» - «Девичья краса» - наиболее грациозная часть танца. Движения юных танцовщиц напоминают нежное колыхание изумрудных веточек плакучей ивы, склоняющей свою крону при легком дуновении теплого весеннего ветерка.

Танец чапак исполняют и на свадьбах, когда родственники невесты и жениха, встав друг против друга, состязаются в песнопениях «яр-яр» и «оленг».


Следует отметить схожесть движений рук в танцах чапак и куштдепди, отдаленно напоминающих ритуал «изгнания злых духов» в древнем шаманизме.

Необычайная грация и пластика этих древних танцев обретает новое звучание в яркой палитре современного туркменского хореографического искусства, впитавшего в себя лучшие образцы самобытного народного творчества.

Современное туркменское танцевальное искусство являет собой прочный гармоничный сплав многовековых и современных традиций. Оно динамично меняется и развивается в свете новых веяний эпохи могущества и счастья, одновременно впитывая в себя все оттенки богатейшей палитры традиционного духовного наследия. Национальные танцы распространились на всей территории Туркменистана, обретая характерные особенности исполнения в различных регионах страны. Ныне эти танцы стали неотъемлемым атрибутом всех праздников, которыми так богата щедрая туркменская земля.


Культура каждого народа – открытая книга истории. Каждая её страница отражает целый пласт пройденного жизненного отрезка на пути бесконечного духовно-нравственного совершенствования, высшей ступенью которой является достижение гармонии. Преемственность культуры – сфера особая, чуждая статичности, требующая неустанного совершенствования, динамичного движения вперед. Стремительный ход времени обновляет внешнее обрамление древних традиций, освещая в новом свете их позитивную суть. Подобную трансформацию переживает и традиционное танцевальное искусство, органично сочетающее в себе истоки и современность.

Агамурад БАЛТАЕВ,
Институт археологии и этнографии Академии наук Туркменистана,
фото Х.МАГАДОВА