Люди науки: Человек из книжного мира

С именем этого человека связаны все кардинальные изменения в культуре библиотечного дела в Туркменистане за последние полвека. Смелый историк, взломавший еще в советские годы глухую стену забвения вокруг целой системы проблем, связанных с историческим прошлым туркменского народа, в частности, с древней и средневековой письменной и книжной культурой наших предков, обративший внимание на Авесту как родоначальницу этой культуры, вернувший из небытия старопечатные туркменские книги на арабской графике – все это Алмаз Бердыевич Язбердыев.

Крупный ученый-книговед, библиотековед и библиограф Средней Азии, доктор исторических наук, заслуженный деятель культуры Туркменистана Алмаз Язбердыев – выходец далеко не из простой семьи. Его дед по линии матери – Сары-ахун – в XIX веке был одним из немногих образованных людей на малой родине великого Махтумкули – в горных долинах Западного Копетдага. Овладев грамотой в сельской школе в долине реки Чендыр, он смог продолжить учебу в медресе Бухары и Хивы, а получив духовное звание «ахун», переселился на север Туркменистана, в село Кейикой (ныне – в Акдепинском этрапе Дашогузского велаята), где построил медресе и сам начал обучать детей. В этом медресе, чьи глиняные стены простояли до конца ХХ века, хранилось немало собранных им книг.

Много лет спустя в этом же селе появился на свет его внук Алмаз, очень рано научившийся читать и еще в детстве перечитавший едва ли не все книги в школьной библиотеке. Как сам он теперь вспоминает, мысль посвятить свою жизнь книгам возникла у него под впечатлением от книжной выставки, которую случайно увидел, впервые попав в Ашхабад после окончания средней школы в далёком 1956 году.

Судьбе было угодно, чтобы после двух лет учёбы в Ашхабадском культпросветтехникуме Алмаз был принят в Московский государственный институт культуры. Там он получил базовые знания не только по специальным дисциплинам – книговедению, библиотековедению и библиографоведению, но и по истории, литературе, философии. Уже в студенческие годы проявилась его склонности к творческой работе. Получив диплом, Алмаз Язбердыев был направлен на работу в Центральную научную библиотеку Академии наук Туркменистана. С того времени его жизнь неразрывно связана с этой библиотекой.

В трудовой книжке учёного всего пять записей: 1963 год – главный библиограф, 1965 год – заведующий научно-библиографическим отделом, 1967 год – заместитель директора по научной работе, c 1973 до 2017 года – в течение 44 лет – бессменный директор библиотеки! С 1 сентября 2017 года по сей день Алмаз Бердыевич преподаёт на кафедре библиотековедения и библиографии Туркменского государственного института культуры. За этими скупыми строками биографии – каждодневный труд администратора, но, прежде всего, разностороннего ученого, влюбленного в книги и беззаветно преданного им.

На основе кандидатской диссертации в 1974 году Язбердыев опубликовал свой первый научный труд под названием «Из истории библиографирования национальной печати народов Средней Азии второй половины XIX и первой четверти XX века». Главной темой его изысканий стали книги на туркменском языке, изданные в тот период на основе арабской графики. В минувшем столетии тюркоязычным народам Средней Азии, Поволжья, Северного Кавказа и Крыма четыре раза приходилось менять свои письменные системы.

Как известно, арабскую графику, которой они пользовались со времён раннего средневековья, в 1927 году заменили латинским алфавитом, в 1940 году вместо него ввели кириллицу, а после 1991 года начался повсеместный возврат к латинице. В результате новые поколения в этих регионах оказались полностью оторванными от духовного наследия предков, писавших на своих национальных языках всем понятной арабицей.

Ничего удивительного, что в новых условиях арабографичные книги стали доступны только очень узкому кругу ученых-арабистов и литературоведов, а в массовом сознании сложилось мнение, что до революции 1917 года вовсе не было никаких печатных книг на туркменском языке. Алмаз Язбердыев своими трудами полностью опроверг этот миф. Он нашел и описал сотни изданий произведения классиков туркменской литературы на языке оригинала, которые печатались в Казани, Стамбуле, Тебризе, Лахоре, Пешаваре, Ташкенте, Самарканде, Бухаре и других городах, где появились первые типографии. Грамотная прослойка туркмен пользовалась этими книгами в XIX и начале XX века, а некоторые раритеты сохранились до наших дней.

«Слишком много труда и сил было потрачено для собирания достоверных сведений о туркменских книгах на арабской графике, - рассказывает Алмаз-ага. - Между тем, составляя хронологический указатель, я смог включить в него только одну десятую часть имевшегося у меня материала, так как многие сочинения в советское время были запрещены цензурой только потому, что имели религиозную окраску и содержали суфийские мотивы. Указатель был опубликован с соответствующим научным очерком в 1981 году под названием «Туркменская книга на арабской графике». В нем зарегистрировано только 211 книг, вышедших до 1917 года. Это было хоть что-то после многих лет полного отрицания их существования».

Вопреки ожиданиям автора, этот указатель вызвал большой резонанс не только в Туркменистане, но и за его пределами. Весь полуторатысячный тираж был очень быстро раскуплен. Коллеги назвали труд Алмаза Язбердыева настоящим научным подвигом. Но, несмотря на сугубо положительные отзывы, он-то лучше всех знал, какие недостатки имеет его работа и связаны они были с причинами объективного характера.

Двадцать лет спустя, когда ситуация изменилась, Язбердыев вновь занялся поисками старопечатных туркменских книг, на сей раз более основательно. В итоге появился новый капитальный труд на туркменском языке «Восточное книгоиздательство и старопечатные туркменские книги». В нём количество зарегистрированных туркменских книг, изданных до 1917 года, по сравнению с указателем 1981 г. возросло в семь раз – 1289 против 211.

На примере своей работы Язбердыев убедительно доказал, что вопросы библиографирования арабографичных национальных изданий, какие бы трудности они сегодня не представляли, вполне разрешимы. В Узбекистане, Таджикистане, Кыргызстане, Татарстане, Башкортостане и отчасти Казахстане эту проблему еще предстоит решать.

В 1993 году А.Язбердыев опубликовал монографию «Издательское дело в дореволюционном Туркменистане». Там он приводит сведения о 268 книгах и 29 газетах и журналах, изданных в бывшей Закаспийской области за 1886–1917 годы на русском языке.

Последние 30 лет ученый занят изучением письменных памятников и истории книги народов нашего региона с самых истоков, которые прослеживаются по документальным материалам. Свои исследования в этой области он подытожил в виде нескольких книг. Прежде всего, это монография «Книжное дело в древней Средней Азии (доисламский период)», изданная Академией наук Туркменистана в 1995 году. А еще А.Язбердыев опубликовал ряд статей на туркменском языке, посвященных письменным памятникам Парфянского государства, текстам Авесты – священного писания зороастрийцев. Он перевел на туркменский язык «Видевдат» – одну из важнейших частей Авесты. Этот перевод опубликован отдельной книгой Главным архивным управлением при Кабинете Министров Туркменистана.

Немало научных трудов и отдельных первоисточников по книжному делу он перевел с английского на туркменский и русский языки. Его собственные сочинения публиковались в переводах на другие языки в Англии, Иране, Пакистане, Италии, Турции, а в Москве почти 20 лет назад вышла его научная монография «Старопечатные туркменские книги», в которой прослеживается история издания произведений туркменских авторов на языке оригинала на основе арабской графики с 1802 до 1917 года в Российской империи и сопредельных мусульманских странах. Позже эта книга была переиздана в Иране на фарси.

И вот совсем недавно Туркменская государственная издательская служба выпустила еще три книги Алмаза Язбердыева: две посвящены средневековой истории Мерва и Куняургенча, третья представляет собой учебник для вузов по библиотечному делу в Туркменистане.

К его трудам во многих отношениях можно применить слово «впервые». Впервые он исследовал комплекс проблем истории возникновения и развития книжного дела в Средней Азии в древности и раннем средневековье. Впервые широко и обстоятельно разработал источниковедческую базу истории книжной культуры, истории книги и книжного дела в нашем регионе, раскрыл внутренние закономерности и основные тенденции его развития в каждую крупную историческую эпоху – от Ахеменидов до Хорезмшахов и Великих Сельджуков. Впервые на основе документальных данных определили время появления первой среднеазиатской арабографичной книги. Впервые предпринял удачную попытку воссоздать книжный репертуар древнетюркских книг. Впервые написал историю туркменской старопечатной книги XIX–начала ХХ веков и почти с исчерпывающей полнотой составил их сводный каталог.

Но будет ошибкой представлять А.Язбердыева кабинетным ученым, целиком погруженным в мир старинных книг. При всей своей самозабвенной любви к ним он всегда был и остается вовлеченным в общественную и педагогическую работу. И в годы директорства в главной научной библиотеке он читал лекции для студентов библиотечного отделения филологического факультета, а также на историческом факультете Туркменского государственного университета. Его курс из года в год совершенствовался, дополнялся, уточнялся. И сегодня он продолжает вести два курса: «История библиотечного дела в Туркменистане» и «История туркменской книги» на библиотечном факультете Туркменского государственного института культуры. Кроме того, А.Язбердыев – постоянный член Ученого Совета по защите кандидатских и докторских диссертаций по гуманитарным специальностям в Академии наук Туркменистана.

Остается добавить, что Алмаз-ага – счастливый семьянин. Его супруга разделила профессию мужа и всю жизнь, до выхода на пенсию, проработала в библиотеке. Все дети Язбердыевых – дочь и четверо сыновей – получили высшее образование, успешно трудятся в различных учреждениях страны. Несмотря на патриархальный возраст, Алмаз Бердыевич по-прежнему в поиске, его пытливый ум в постоянном движении, ведь удел ученого – не зная выходных и отпусков, не разделяя служебное и личное время, обдумывать идеи и формулировать свои мысли, расширяя горизонты науки.