26 мая 2017, 14:22



Колодцы в пустыне – перекрестки истории

12.01.2014

Большую часть территории Туркменистана занимают Каракумы - одна из крупнейших пустынь в мире. На западе ее омывают голубые волны древнего Хазара, на востоке протекает могучая Амударья, а южные земли орошают Мургаб, Теджен, Атрек, Сумбар, многочисленные мелкие речки и ручьи.

Географы нередко называют пустыню страной контрастов и парадоксов, тем не менее, в ней испокон веков жили кумли - люди песков. Они занимались скотоводством, передавая свой чабанский посох, словно эстафетную палочку, из рук в руки, из поколения в поколение.


Обеспечить себя продуктами питания и другими средствами существования в условиях аридной зоны, согласитесь, не так-то просто. Остро ощущалась нехватка воды, без которой жить в пустыне и вести хозяйство - напоить сотни отар овец, верблюдов, домашний скот было просто немыслимо. Лишь верблюд отличался особой выносливостью, преодолевая просторы Каракумов в течение нескольких суток без глотка воды, за что и был прозван «кораблем пустыни». Тяжелую ношу кумли он носил на своем горбу, выполняя функцию живого транспорта, столь необходимого для ведения домашнего хозяйства в пустыне.

Своим покровителем кумли считали легендарного Буркут баба, на которого, в ожидании дождей, возлагали большие надежды. Об этом красноречиво свидетельствуют строки знаменитого стихотворения Махтумкули «Дождя, дождя, мой султан»:

По твоим чудесам томится, Адам,
Дай, цветенье садам, свершенье - мечтам.
Твой небесный бальзам дай страждующим, нам,
Пощади, дай дождя, дождя, мой султан.

По словам Абу Рейхана Бируни, жившего в X-XI веках, в древнем Амуле воде посвящались торжества «Сув байрамы». С тех пор, как говорится, утекло немало воды, тем не менее, добрая традиция наших предков жива и по сей день – в современном Туркменистана ежегодно в апреле отмечается национальный праздник «Капля воды - крупица золота».

Мечта нашего народа о большой воде сбылась. С прицелом на долгосрочную перспективу идет реализация грандиозного проекта XXI века - строительства Туркменского озера «Алтын асыр» в Каракумах.

А когда-то спасением в пустыне служили колодцы. Немало их в Каракумах. От колодца к колодцу пролегали караванные тропы Великого Шелкового пути, караванщики измеряли путь расстояниями между колодцами, которые служили ориентирами в бескрайних просторах. О некоторых из них знали только хорошо осведомленные путники. Возле многих колодцев с пресной питьевой водой появлялись одиночные кибитки скотоводов-чарвадаров. Число их из года в год увеличивалось, и со временем здесь образовывались целые селения, на которые переходили названия колодцев, носивших имена мастеров, их создавших. Ведь, чтобы вырыть колодец требовалось немало упорного труда, большого опыта, а порой и настоящего героизма!

В селе Чагыл Туркменбашинского этрапа Балканского велаята, к примеру, до сих пор помнят мастеров Атабая ага, Назара ага - их имена носят два пресноводных колодца. Вода в них родниковая, чистая, вкусная. Колодцев - «старожилов», вошедших в историю родного края, немало - Як-Куи, Ирикли, Аджы-куи, Донгра, Тувер, Гоймат, Гарайман, всех не перечислить. По словам местных жителей, каждый из этих колодцев способен обводнить 4-6 тысяч гектаров пастбищных угодий.


За Балханским хребтом на пастбище Чолун гыры есть колодец «Еди сури». Само название говорит об обильных запасах воды, которых вполне хватит, чтобы жажду могли утолить семь отар за день, на что способен не каждый колодец, особенно в знойное лето.

После сезона дождей объем воды в пустынных колодцах увеличивается, а осенью и зимой они «отдыхают». Тайной этих ирригационных сооружений и подземных вод владели лишь умудренные опытом потомственные кумли, обладающие каким-то шестым чувством, помогавшим им «разглядеть» сквозь толщу земли пласт воды. Таких людей, правда, было не так уж много. Большую память о себе оставил Джемер сейис. Он, говорят, был большим знатоком ахалтекинских скакунов и непревзойденным мастером колодезных дел, самым почитаемым человеком во всей округе. Многие колодцы, действующие и поныне на отгонных пастбищах велаята, связывают с его именем. Один из них называется «Мовч алан» - «Разбушевавшийся».

... Ехал как-то Джемер ага верхом на своем аргамаке в отдаленное селение, находящееся в самой глубине Каракумов, среди сыпучих песчаных барханов. Его внимание привлек один из могучих черных саксаулов, отличавшийся в ту пору от других своих собратьев зеленым нарядом и крепкими ветвями. Джемер ага обошел дерево со всех сторон, и по ряду примет, пришел к выводу: «Быть тут воде».


Всадники, сопровождавшие Джемера ага, последовали его примеру и, вооружившись лопатами, начали рыть колодец в указанном месте. На помощь им пришли и жители близлежащих селений. Общими усилиями они быстро достигли водоносного слоя, и из подземного плена вырвалась мощная струя. Так и получил колодец свое название «Мовч алан».

А другой колодец до сих пор зовется «Джемер аджы». Седобородые аксакалы, лично знавшие мастера, рассказывали, что Джемер ага был очень наблюдательным человеком, при поиске подземной воды «доверял» черному саксаулу, служащему своего рода индикатором глубоко спрятанных в недрах земли вод. И действительно, корни черного саксаула проникают в почву очень глубоко - вплоть до водоупорного слоя глины.

Пустыня в разрезе напоминает своего рода многослойный «пирог». Наверху - водоносный песок разной окраски, чаще всего - коричневый и серый. А под ним, как показывает практика, в глубине лежит водонепроницаемая голубая глина, так называемая подкладка пустыни. А еще ниже прячется «живая» вода Каракумов. Течет она в два этажа: нижний стекает с горных хребтов, идет под землей, под огромной пустыней. Верхний же этаж лежит в поверхностном песке, на глубине не более одного метра. Парадоксально и то, что в пустыне водоупором служит не глина, а... соленая вода. Она более плотная, чем пресная, выполняет функцию «дна» колодца, под соленой водой - уплотнившийся песок, на слое соленой воды - пресная. Плотности у них разные, поэтому они между собой не смешиваются.


Дедовский способ создания колодца, сохранение его от обвала и разрушения, применение кустарного производства в этом деле, определение наличия воды в глубоких пластах почвы без каких-либо приборов, наглядно свидетельствуют о том, что колодезных дел мастера отлично владели всеми тайнами вод, находящихся в недрах Каракумов. Они безошибочно определяли точные координаты залегания в глубоких пластовых структурах пресных и соленых вод, отлично владели «технологией» копания колодцев в песчаном грунте, созданием обшивки внутренних стенок с помощью веток песчаной акации и других кустарников, не влияющих на состав воды. Глубина колодцев может достигать до 200 и более метров от поверхности земли, глубже них бывают только артезианские, пробуренные с помощью современной техники.

Колодцы есть в разных пустынях мира, но каракумские – самые глубокие на земном шаре! Вырытые известными и безвестными умельцами, они представляют собой историческую ценность, это своего рода уникальные памятники народному гению и одна из удивительных достопримечательностей Каракумов.

Аннакурбан КУРБАНОВ,
Министерство охраны природы Туркменистана