Цирк живет своей жизнью

Фото: Алексей ГИМАЛИТДИНОВ

Совсем недавно в стенах Государственного цирка Туркменистана появились два новых артиста из числа животных – макака Том и страус Айхан. Новички прибыли из Музея живой природы. Кстати, Айхан, что в переводе означает Лунный король, уже дебютировал в новогоднем представлении для национального телевидения. Он выступил в юмористическом номере вместе с коровой и осликом. Роль небольшая, как говорят киношники – без слов, но запоминающаяся. Не успела корова подружиться с осликом, как он «превратился» в страуса и сбежал с циркового манежа.

В том же представлении выступил еще один дебютант – ахалтекинский скакун по имени Рухубелент. Представлять этого коня читателям нет необходимости. Двухлетним жеребенком, способным к дрессуре, его подарил конно-спортивной группе «Галкыныш» наш Президент. Любители циркового искусства хорошо запомнили презентацию Рухубелента в 2017 году, когда он впервые вышел на манеж. В этой ситуации волнение испытывали все: за жеребёнка приятного сливочного окраса переживали зрители, волновались тренеры, цирковые артисты, да и сам Рухубелент, который еще никогда в своей жизни не видел столько людей на трибунах, был, так сказать, не в своей тарелке. Достаточно яркой вспышки света, громкого звука, чтобы произошло отрицательное воздействие на нервную систему животного с непредсказуемыми последствиями. Даже когда с мест звучали громкие аплодисменты зрителей, организаторам презентации хотелось, чтобы они были потише – как бы чего не вышло…

Прошло три года, и мы с фотокорреспондентом Алексеем Гималитдиновым пришли в цирк, чтобы узнать об успехах подающего надежды Рухубелента, а заодно познакомиться с новичками – Томом и Айханом. Руководитель группы «Галкыныш» заслуженный деятель искусств Туркменистана, народный коневод Туркменистана Пыгы Байрамдурдыев распорядился, чтобы на манеж вывели Рухубелента.

– У него обед, – сообщили ему.

– Пусть обедает, а на манеж приведите Тома и Айхана, если они свободны.

Очаровательного Тома пока еще рано называть артистом, он скорее «ученик», который осваивает свой первый трюк – сальто, да и то с помощью верёвки в руках тренера Халапа Байраммырадова. Маленькая хрупкая обезьянка похожа на забавного человечка. Том еще не артист, а гонору хоть отбавляй. Однако он такой хорошенький, что моя рука невольно тянется к его голове. Не успела я погладить рыженькую шевелюру, как раздался дикий вопль. Наверное, в джунглях этот крик означает: «Берегись, братва, нам грозит смертельная опасность!».

А в это время к центру манежа важно «дефилирует» страус с длинными ресницами на удивленных глазах. Его окружают символические герои – Пена Муратдурдыев в костюме Мышонка (старый год) и Арча Мередов в костюме Быка (новый год). Можно предположить, что страус Айхан полюбил манеж, и он с удовольствием позирует перед фотокамерой, чего не скажешь о Томе, который во время фотосессии может зевнуть в объектив или демонстративно отвернуться.

У входа на манеж появляется отобедавший Рухубелент. Со знанием дела он останавливается и ждет, когда освободится арена. Поклонившись немногочисленным зрителям на трибунах, он становится на дыбы и на задних ногах делает несколько шагов. Рухубелент осваивает трюки из репертуара знаменитого скакуна Кануна – молодого коня готовят в его преемники. Поклонившись, он демонстрирует следующий номер – испанский шаг. Этот классический номер заключается в том, что лошадь поднимает одну ногу, вытягивает ее и удерживает на весу некоторое время. Чем дольше выдержка, тем красивее испанский шаг. Зрители же воспринимают этот трюк как танец.

Как только Рухубелент скрывается за кулисами, манеж тут же занимают жонглёры – он редко остается свободным, здесь почти всегда идут либо выступления, либо репетиции. Цирк живет своей жизнью. А мы с Алексеем Гималитдиновым покидаем его с ощущением волшебного праздника, который создается на манеже благодаря таланту, терпению и мастерству его артистов.